Официальный сайт & блог

Творчество

Рассказы

Иногда, когда я бессмысленно бреду по берегу моря, или когда я стою утром под душем, у меня в голове начинают крутиться странные сюжеты.

 

Чаще – это какие-то сюрреалистические истории. Босх или Дали в переложении Даниила Хармса. Иногда в мой мозг впрыскиваются сюжеты в стиле «экшн». Всё это никак не зависит ни от погоды, ни от курса доллара на рынках. Я к этому привык и не обращаю на это внимания.

 

Признаться, я ленюсь записывать невесть откуда появляющиеся рассказики. Но иногда они становятся навязчивыми, и от них трудно бывает отделаться. В этих случаях мне приходится их записывать.

 

Разумеется, я не писатель. И даже не пытаюсь им стать. Но беспокоящие сюжеты не отстают, и мне приходится садиться за компьютер и щелкать пальцами по клавиатуре. Когда эти нейросигналы превращаются в тексты на белых листах Word — наваждение проходит.

  В меню слева вы найдёте как раз именно те «навязчивые» вмешательства, которые мне всё-таки пришлось превратить в печатные буквы на белом фоне.

 

Адам и Ева

Тогда, примерно 6000 лет назад в стенах «Главной Лаборатории по Исследованию Саморазвивающихся Систем» произошел грандиозный скандал. Младший научный сотрудник лаборатории Альберт Гадман (Albert Godman), фактически, совершил должностное преступление. Весь этот скандал, по понятным причинам закончился увольнением доктора Гадмана, несмотря на то, что на его счету было достаточно много ценных открытий и уникальных разработок. И хотя особой вины за собой доктор Гадман не чувствовал, его коллеги, как и положено, по неписанным законам корпоративной этики, старались с ним не общаться, а некоторые даже откровенно игнорировали его.

Собственно говоря, началу расследования этого дела послужили заявления Межгаллактической Полиции, которая, в свою очередь зафиксировала странные радиосигналы с заброшенного полигона «Earth-7».

Суть дела, собственно, заключалась в следующем: в течение 10 лет Лаборатория изучала возможности использования автоматических биороботов (Automatic Digitally Animated Mechanism – сокращенно ADAM) для исследования поверхности планет с повышенным содержанием кислорода в атмосфере. В качестве полигона для исследования выбрали ближайшую планету в системе Плеяды — EDEM, которая наиболее подходила для проводимых исследований. На тот момент каждого АДАМА изготавливали в лаборатории поштучно. Каждый механизм стоил очень дорого и делался, фактически, вручную. «Ручная сборка» — гордились разработчики. Никто в лаборатории не догадывался, что младший научный сотрудник Альберт Гадман в свободное от основной работы время подрабатывает на полставки в «Лаборатории Био Репродукции». Лаборатории находились рядом, и Гадмэну удавалось водить за нос руководство обеих лабораторий в течение четырех лет.

Надо сказать, что в «ЛБР» Альберт преуспел. На его счету было несколько высокотехнологичных разработок, включая самую последнюю и самую необычную – гордость Гадмэна – саморазмножающегося биоробота «EVE – Extra Vival Equipment». Поскольку для финальных исследований возможностей ЕВЫ технологически требовалось взаимодействие с АДАМОМ, перед доктором Гадмэном возникли проблемы: во-первых, где найти подходящий полигон для испытаний, и, во-вторых, как, хотя бы на время раздобыть хотя бы одного АДАМА.

Вот в этом, собственно, и усмотрели состав преступления руководители обеих лабораторий. Однажды вечером, когда все сотрудники «Главной Лаборатории ИСС» ушли домой и остался один охранник, доктор Гадмэн, ссылаясь на то, что забыл отключить анигиляционные блоки питания, с молчаливого согласия охранника (по инструкции, охранник ни в коем случае не должен был пускать Альберта в лабораторию!) доктор Гадмэн проник в лабораторию. Используя гравитационные телепортаторы, Гадмэн без труда переместил АДАМА в свою лабораторию. Следующим шагом было перемещение этими же телепортаторами двух биороботов: АДАМА и ЕВУ на давно заброшенный полигон EARTH-7. Доктор Альберт специально искал наиболее удаленный полигон, чтобы Межгаллактическая Полиция не зафиксировала несанкционированный эксперимент. Альберт прекрасно знал маршруты, по которым передвигаются корабли Межгаллактической Полиции и постарался отыскать планету с повышенным содержанием кислорода подальше от густонаселенных систем.

Отправив биороботов на полигон, доктор Альберт настроил аппаратуру слежения и… совершил главную ошибку. Он не остался в лаборатории, хотя для завершения эксперимента требовалась всего одна ночь! Альберт впал в такое эйфорически благостное настроение, что решил зайти в паб «Ёж и Лошадь» и выпить пару кружек своего любимого пива. И всё бы ничего! «Пару кружек пива, и назад, в лабораторию! — радостно размышлял Альберт – до утра закончу. Верну АДАМА на место, и никто ничего не узнает». Так бы, скорее всего, и случилось. Если бы не Моис – старый добрый приятель Альберта. Они дружили еще со школы. Потом жизнь раскидала их по разным галактикам, и они не виделись, наверное, лет двадцать. «Альберт!» — широко улыбаясь, размахивал руками Моис. «Моис!» — искренне закричал доктор Годмэн. Оба друга крепко обнялись, заказали пива и…
Сквозь сон Альберт слышал какое-то мяукание, гавкание, стрекотание. Медленно эти странные звуки стали обретать форму телефонного звонка. Телефон надрывался. Альберт медленно раздирал глаза. Голова болела. С большим трудом он стал осознавать, где он находится. На полу стояла недопитая бутылка виски. Рядом, на кресле, в чрезвычайно неудобной позе спал Моис. Воспоминания вместе с ужасом медленно вползали в сознание Альберта.

— Алло!
— Альберт! Какого черта! Где АДАМ?! – басом, почти рыча, кричал в трубку заведующий Лабораторией Билл Байбл.
— Что?! А сколько времени, Билл?! – прохрипел почти шепотом Альберт
— Сколько времени?! И ты спрашиваешь еще сколько времени?! Ты знаешь, что ты натворил?! Ты знаешь, что тебе за это будет?! Ты идиот, Альберт!!! Ты сам закопал свою карьеру!!! Немедленно приезжай! Слышишь, немедленно!!!

Альберт погорел на невнимательности. Если бы он знал, что в течение одной ночи на его планете, на полигоне EARTH-7 проходит около 6000 «полигонных» лет, он бы остался в Лаборатории. Или, по меньшей мере, вернулся бы обратно из бара. К тому же, откуда он мог знать, что за каких-то там 6000 «полигонных» лет саморазмножающиеся механизмы научатся излучать в пространство мощные радиолучи. Их то и зафиксировал патрульный корабль Межгаллактической Полиции… Д. Д. Январь 2012

 

Странный Театр

В удивительный театр попал я вчера. На сцене не было декораций, но кресла в зале были мягкими и удобными. На входе вежливая дежурная раздавала черные бархатные повязки для глаз. Повязка была упакована в полиэтиленовый пакетик и при извлечении из него, издавала тонкий аромат каких-то духов. Возможно, все повязки обрабатывались каким-то кондиционером после стирки.

Зрители расселись. На сцену в инвалидной коляске выехал актер. Это был главный герой спектакля. Негромкий голос из динамиков попросил всех зрителей надеть повязки на глаза. Медленно уплывал свет. Заиграла плавная, медитативная музыка. Голос главного героя обволакивал бархатным одеялом. Постепенно, на невидимой сцене стали появляться необыкновенные пейзажи: горы, окутанные серой дымкой; восхитительные, изумрудные джунгли, прорезанные серпантином голубых ручейков; величественные пирамиды Майя, как грибы, выступающие из густых зарослей тропического леса. Потом стали появляться герои. Воины и прекрасные женщины; обезумевшие шаманы и кропотливые собиратели чайного листа; необыкновенные Эльфы побеждали отвратительных Орков; сменялись президенты, цари и фараоны…
Хитросплетения судеб и жизней удивительным образом переплетались с событиями моей жизни. Я чувствовал себя вовлеченным в события всей земной истории. Душевные раны, которые так долго не заживали в моей душе, каким-то невообразимым образом, покрывались пропитанной целебными эликсирами тканью происходящего действа. И, я это чувствовал, раны заживали. Присутствовать в этом странном фантасмагоричном мире хотелось вечно. Это было похоже на яркий сон, который управляется чьей-то доброй волей.

Возможно, это состояние относится к определенной форме экстаза. Не знаю. Я не успел разобраться с этим до конца. Стальными, холодными щипцами из этой сказочной полупрозрачной вуали меня вырвал командный, принадлежащий явно человеку в погонах голос:

— Господин Эриксон! Вы арестованы! Использование гипноза в нашей стране незаконно. Прошу вас следовать за нами. Всем участникам незаконного сеанса приказываю снять повязки и покинуть зал…

Я даже не успел понять, по отношению к чему у меня возникло чувство ненависти.

 

Аудиенция

Я не сразу понял, что умер. Просто, что-то мне показалось странным. Скорее всего, то, что светлый и длинный коридор, где я сидел на обитой дерматином скамейке напротив двери без таблички, был абсолютно пуст. И тишина была необыкновенной и подозрительной.

Цепочка событий в моей памяти со скрипом стала разворачиваться в обратной последовательности: какой-то коридор из света; ощущение полета в собственной машине; очень нецензурное слово, которое я в крике продлевал до последнего, делая акцент на букве «я»; какой-то странный отрыв от земли, больше похожий на взлет самолета; мысль, мелькнувшая перед отрывом: «Я не вписался в поворот!»; красивый серпантин — Французские Альпы…

На мне была та же рубашка, те же джинсы и туфли. Крови не было. Если бы я попал в больницу, я должен был очнуться, как минимум, в палате, в гипсе, под капельницами. Больницы я не помнил. Капельниц и врачей тоже. Может я просто об этом забыл? Может, я хожу в поликлинику? Впрочем, странно ходить в поликлинику в той же одежде, в которой я должен был погибнуть. А значит? Я что, умер? Очень странное ощущение: помнить о том, как ты не вписался в поворот, и сидеть в глубокой тишине в длинном коридоре. Странно, что нет ни волнения, ни страха. Значит, все-таки, я умер.

«Проходите» — женский, милый голос, возникший сразу и везде, вырвал меня из потока воспоминаний. Дверь открылась. Я встал, отряхнул по привычке что-то невидимое, зачем-то, прокашлялся, и вошел в открывшуюся дверь.
Мужчина, лет сорока в дорогом, кажется, от Gucci, костюме сидел за вполне современным стильным полупрозрачным столом и что-то печатал в своем ноутбуке. «И здесь Apple!» — подумалось мне.
— Присаживайтесь – тихим и бархатистым голосом предложил мужчина.
— Я умер? – мне сразу же показалось, что фраза прозвучала глупо и неуместно.
Мужчина, продолжая печатать, и, даже не взглянув на меня, кивнул.

Мне стало немного грустно. Не от того, разумеется, что такой, как мне казалось раньше, торжественный момент, может оказаться таким, мягко говоря, обыденным, а оттого, что человек, на которого я возлагал последние надежды на получение достоверной информации, просто не обращает на меня внимания.

— Вы Бог?
Наконец-то, человек оторвался от своего ноутбука и посмотрел на меня.
— А вы что, верили?
— Ну, как бы да… – неуверенно соврал я.
— Тогда да.
— А если бы не верил?
— Если бы не верили, я бы представился, например, хозяином прачечной – с улыбкой, но как-то очень убедительно сказал мужчина.
— И что сейчас будет? – я слегка волновался.
— Ничего не будет. Вам надо снять одежду. Это обычная процедура. Таковы правила. Видите, здесь есть дверь? Это, что-то типа кабинки для переодеваний, что ли. Вам надо туда пройти, снять одежду и бросить ее в черную дыру. Вы ее там сразу заметите, эту черную дыру. Идите.
— Простите, я не очень понял… Вот так вот все просто? – я не мог в это поверить — Я же умер! И что, теперь мы говорим о какой-то одежде?!
— Послушайте. «Умер» — это ваше восприятие произошедшего. И вы можете продолжать думать так, как вам хочется. Здесь, слава Странностям, вам никто ничего не запрещает. Таких, как вы, у меня ежеминутно около трех тысяч. А я, заметьте, работаю круглосуточно, без выходных, в течение вечности — мне показалось, что Он мне подмигнул – Поэтому, не драматизируйте. Вы не умерли. Вы просто больше не отражаетесь в зеркалах. Хотите увидеть? Я вам сейчас все покажу. Подойдите…

Я встал, чувствуя необыкновенную для такого странного случая бодрость, и подошел к стильному полупрозрачному столу. На стене, слева от стола висело огромное зеркало. То, что я увидел, мягко говоря, меня поразило. В зеркале стояли джинсы с заправленной в них рубашкой! Любимые туфли от Hermes завершали весь этот, явно непредвиденный сюрреализм. Мне подумалось, что в последний раз такую картину я видел в голливудском фильме «Невидимка». Легкий шок, я, безусловно, испытал…

— И что будет, когда я разденусь? – спросил я, вдруг вспомнив военкомат.
— Ничего. Абсолютно ничего – сказал мужчина и записал что-то на небольшом листке бумаги желтого цвета. На мгновение, мелькнули часы «Vacheron Constantin». «На правой. Как у Путина» — зачем-то подумал я. Точнее, мысль сама пришла. Я даже подумал, что в данной ситуации такого рода мысли неуместны.

«Кабинка» оказалась довольно просторной комнатой, полностью увешанной зеркалами. Я видел, как в комнату заходят джинсы с заправленной в них черно-полосатой рубашкой от “GANT”. Зрелище, понятно, не для слабонервных. При этом, свое тело я видел, как обычно. Это добавляло некую пикантность в происходящую фантасмагорию. Глядя в отражение, я видел, как сама комкается рубашка, как превращаются в забавную гармошку джинсы, отлетают от невидимых ног туфли и носки; я видел, как скомканные рубашка, джинсы и туфли вдруг поднимаются с пола и, с силой ураганного ветра, как сгорающий в атмосфере спутник, исчезают в Черной Дыре. «Космический нужник» — мелькнула крамольная мысль.

Свое же тело, я видел, как обычно, отчетливо и ясно. Каждую родинку. Каждую волосинку. Пальцы, плечи, даже сломанный нос, когда скашивал глаза. Но в зеркалах я не отражался. Вот в этом вся жесть! В зеркалах жила вечность. Или бесконечность. Даже не знаю. Меня в них, точно не было. Это не очень приятное ощущение. Но я, почему-то, был абсолютно спокоен.
Мое невидимое тело вышло из комнаты. Мужчина, называвший себя Богом, сидел по-прежнему за столом, и, кажется, играл в «Косынку».

— Это чистилище? Я теперь попаду в Ад? Или в Рай? – видимо, я осмелел до способности оригинальничать.
Мужчина оторвался от компьютера и посмотрел на меня отсутствующим взглядом. «Похож на Джони Деппа» — это моя очередная крамольная мысль.
— Кстати, как вы меня видите? – спросил Он.
— Как мужчину, в дорогом костюме, с дорогими часами, похожего на одного известного киноактера – обнаглел я.
Мужчина улыбнулся.
— Ну вот, а говорили, что верили. Значит, не особо-то и верили, раз так видите – с улыбкой произнес Бог – Впрочем, это всё неважно. Какая разница…
— А что, вас все по-разному видят?

Мужчина кивнул. Было видно, что этот вопрос ему изрядно надоел. Он встал, закрыл крышку ноутбука, поправил на руке часы, зачем-то щелкнул пальцами и направился к серебристого цвета двери. Благородное серебристое покрытие никак не сочеталось с легкомысленной надписью, сделанной грубо и развязано, очевидно, баллончиком с красной ацетоновой краской: «Петя + Песя = ХЗШ»
— Пойдемте со мной – он произнес так, что отказаться от предложения не смог бы даже Джорж Буш.

Серебристая дверь бесшумно открылась. Мы прошли узкий, но достаточно хорошо освещенный коридор и вышли в огромный зал. Зал, все-таки, больше напоминал огромный открытый стадион. На стенах «закрытого стадиона» висели огромные, размером в футбольное поле щиты, усеянные маленькими вспыхивающими лампочками. Мы шли по белому мраморному полу в центр этого огромнейшего сооружения. Посреди «стадиона» стоял стол с одной единственной красной кнопкой. Такую кнопку я видел когда-то на Земле. Кажется, в телепрограмме «ХФактор». Или еще где-то. Обычно, ведущие популярных шоу используют такую выразительную кнопку, чтобы оборвать чье-то нудное выступление. Ситуация, прямо скажем, фантасмагорическая.

Модный мужчина, не побоявшийся назвать себя Богом, просто подошел к столу и ловко уселся на его край. «Ведет себя довольно развязано для Бога» — ужасные мысли заставляли меня краснеть. Я был уверен, что Он все мои мысли считывает.
— Вы абсолютно свободны – торжественно заявил Он.
— В каком смысле? – поинтересовался я, настраиваясь на глубокую философскую беседу.
— Во всех. Вы можете делать все, что угодно. Жить, где угодно. Присутствовать где угодно. Быть в чём угодно. Вы просто не будете отражаться в зеркалах. Точнее, с этого момента, у вас не будет никаких проблем с телом. Его у вас просто нет. В этой Вселенной только вы и я видите ваше тело. Вы же видите сейчас свое тело? То, с которым умерли?

Я кивнул.

— Ну вот, – продолжал Он, — для остальных, вы просто Дух, невидимка, сгусток нейтринной массы в фокусе, рекогерирующий фантом, частица сознания. И все это навсегда! Вы же мечтали о вечности?! Ну вот, вуаля! И еще. Помните: вы никому ничего не должны. Вы можете присутствовать в любой точке Вселенной, в любой галактике, на любой планете. Вы просто, всего лишь, не отражаетесь в зеркалах. Вас просто нельзя пощупать. Впрочем, и вы ничего не можете пощупать – почему-то уже с грустью заключил мужчина.
— А что это за лампочки? – невидимым пальцем я указал на огромные щиты.
— Это лотерея.
— Беспроигрышная? – кажется, освоился я.
— Гаснущие лампочки – это смерть. Вспыхивающие – это – рождение. Смерть и рождение людей. Именно людей. На планете Земля. Буквально несколько минут назад погасла одна из миллиардов лампочек – и вот вы здесь. Я специально привел вас в этот зал. Есть и другие залы. Животные, растения, насекомые – таких залов много. Хотите посмотреть?
— Нет. Меня устроит зал для людей. Пока. Ну, и как в эту лотерею играют?
— Просто! Нажимаете на кнопку, и где-то рождаетесь, разумеется, забывая о нашем с вами разговоре.
— Так все просто?
— А зачем усложнять? Все, попадающие сюда, ежедневно играют. Никто, почему-то не отказывается. А я и не хочу знать, почему никто не отказывается. Просто все играют – улыбаясь продолжал Бог.
— А выбрать, например, место, или, хотя бы родителей можно?
— Нет. Я же сказал — это лотерея! Что за вечные вопросы в этом зале?!
— Может, мы с вами договоримся? — я похлопал по месту, где у меня раньше находился бумажник, и мгновенно осознал, что сморозил очередную неуместную глупость.
— У вас нет с собой денег.
Бог улыбнулся.
— Будете играть? Если нет, то, простите, у меня много дел.

Мне показалось, что Он слегка раздражен.

— Нажать на кнопку? И всё?
— Можете этого не делать! Я же говорил. Вы свободны! Перед вами вечность. И бесконечность! Что здесь непонятного-то?!
— А мы с вами еще встретимся?
Мужчина посмотрел на меня, как на школьника, перепутавшего Африку с Южной Америкой.
— Обязательно – улыбнулся Бог.

Когда я нажал на кнопку, я абсолютно отчетливо услышал свой пронзительный крик. Мне было абсолютно ясно, что я нахожусь в каком-то, ранее не известном мне городе Хилок. Это где-то между Читой и Улан-Удэ. Увидел все это я как-то сверху. Издалека.
Я почувствовал, как мое тело обхватывают чьи-то нежные руки. И знал я, что моя мама работает в школе учительницей. И преподает историю. И что папа мой, любит мою маму, но часто пьет и не приходит иногда домой. Почему-то, я знал, что акушерку зовут Галина Николаевна. Что у нее двое детей. Что она с трудом выплачивает кредит, взятый для того, чтобы купить старшему сыну компьютер. Почему-то, я знал, что муж ее из Красного Чикоя. И что он бурят. Я отчетливо услышал ее первые слова, адресованные лежащей заплаканной женщине, моей маме: «Поздравляю, у вас мальчик!»

 

 

Мечталин

Всё началось с лабораторных мышей. Они попросту  исчезли. Клетки были открыты так, как будто их кто-то открыл – следов взлома не было. Дэнис Алмонд был единственным, кто знал секретный код, потому что он был единственным, кто мог войти в лабораторию. Это была его собственная лаборатория.

Дэнис Алмонд был алхимиком, работал на себя и старался ни с кем не общаться. В сети GlobalNet он появлялся под псевдонимом BOSCH, иногда публиковал свои работы и результаты исследований; в бурные дискуссии старался не вступать, ни с кем не спорил, врагов не наживал. Он понимал, что у него есть завистники, но относился к этому философски: «А у кого их нет».

В 2067 году Дэнис приступил к исследованию химических свойств растения Philodendron Promagica, которое в 2064 году обнаружил и описал испанский ботаник Хосе де Аланья. Растение было обнаружено в труднодоступных районах Амазонской сельвы. Аланья утверждал, что отвар из этого растения используют индейцы, живущие в малоизученных районах Амазонии. Об этих изолированных племенах известно очень мало. Как именно используют этот отвар индейцы, не знал даже Аланья. Индейцы не шли на контакт с представителями современной цивилизации. После того, как в этих местах пропала небольшая антропологическая экспедиция, доступ в район был ограничен властями Перу. В общем, история с обнаружением растения была туманной и бесперспективной.

Вскоре  Дэнису удалось выделить из растения неизвестный алкалоид, свойства которого он и стал изучать.  Небольшую дозу синтезированного препарата он ввёл трём подопытным мышам. Сразу же после этого, буквально через несколько дней произошло следующее.

Во-первых, мыши самым непостижимым образом исчезли из лаборатории.

Во-вторых, он получил письмо из Института Биологических Исследований. В письме сообщалось, что администрация Института сочла возможным презентовать «молодому и перспективному учёному Дэнису Алмонду спектрограф SPX – 110». Институт решил подарить  именно тот спектрограф, о котором Дэнис мечтал вот уже больше года.

В-третьих, позвонил Барни и сообщил, что в связи со срочным отъездом он хочет подарить Дэнису свой «Форд Мустанг».

— Даже не думай отказываться, старик! Продавать машину  у меня нет времени. А подарить его старому другу – это приятно. Тем более что мне предложили такой хороший контракт, и всё так быстро завертелось…  Ты же сам говорил, что мечтал о такой? Или ты уже купил себе «Мустанг»?! Нет? Так вот: никаких нет! Это мой подарок! Ты же знаешь, машина практически новая…

В-четвёртых, пришло письмо из «Международного Центра Этноботаники». Дэнису предлагался солидный грант и хорошо оборудованная лаборатория на Борнео. Голографии  лаборатории прилагались. Пальмы, голубое небо и кристально чистая вода из окна лаборатории – это то, о чём мечтал Дэнис всю свою жизнь.

И в-пятых, у Дэниса прошла ноющая боль в коленном суставе – последствие старой подростковой травмы.

Рассматривать эти неожиданно последовавшие события как цепочку случайностей Дэнис не стал. Потому что не мог. Он образовывался не в академических кругах. Вспомнив о попавших случайно каплях раствора на руки во время инъекций пропавшим мышам, Дэнис на мгновение задумался.
Сомнений быть не могло.

Не хватало какого-нибудь «независимого исследования». Дэнис понимал, что задумал не совсем честный и не совсем этичный эксперимент, но масштабность предполагаемого открытия  скомкала и отбросила все моральные терзания.

Он позвонил старому приятелю Дастину. Встретиться и поужинать решили в «Peking Duck House» в Чайнатауне. Дэнис перелил часть раствора в маленькую пробирку и отправился на встречу. Дастин никогда не напрягал Дэниса, был жизнерадостен и лёгок в общении. План был простым: незаметно подлить несколько капель раствора в чай или кока-колу. Сделать это было нетрудно.

На следующий день Дастин позвонил в лабораторию.

— Дэн! Ты помнишь, я тебе вчера рассказывал про Марту?! Это невероятно! Она сегодня сама позвонила, представляешь!? Да-да! Она сказала, что тоже любит меня и выйдет за меня замуж! Дэн! Это невероятно! С меня причитается! Я так мечтал об этом, Дэн!

Выделенный алкалоид нуждался в названии. Название пришло мгновенно: «Мечталин». Это, пожалуй, потянет на Нобеля!» — думал Дэнис.

Образцы препарата Дэнис выслал знакомым и друзьям по Университету. Коллегам-алхимикам. В GlobalNet под псевдонимом BOSCH Дэнис опубликовал статью.

Что тут началось! Началось невообразимое!

Такого количества яда, иронии, насмешек и издевательств, появившихся в комментариях к статье, Дэнис не видел никогда в жизни. Его ругали. Обвиняли во всех возможных и невозможных грехах: в «лженаучности»,  в «отсутствии должного образования и разрешений на такого рода эксперименты», в «аполитичности», в желании «ввести научное сообщество в заблуждение», в «аморальности» и так далее.

Особенно выделялся некто Степан Незлобный из Чернодуровска. Он писал: «Благодаря таким пустышкам и необразованным лжехимикам как ты, погибают люди!»; «Я уже направил соответствующие запросы в Службу Международной Безопасности – надеюсь, тебя скоро арестуют»; «Тебя сожгли бы на костре – жаль, ты родился слишком поздно»; «Весь мир узнает о твоих злодеяниях…»; «Ты ничтожество и подлец. Я найду возможность упрятать тебя за решетку! Ты еще не знаешь о моих возможностях!» и так далее. Дэнис не знал, где находится Чернодуровск, но оттуда неприятно веяло угрозой. Статью Дэнис решил из сети убрать.

Официальное научное сообщество никак не восприняло открытие Дэниса. Никто из академиков серьёзно об открытии не говорил. Редкие энтузиасты судачили в GlobalNet на эту тему еще несколько недель. Вскоре о статье окончательно забыли.

Сегодня этим странным событиям исполнилось три года. Дэнис успешно работает в своей ультрасовременной лаборатории. Он купил собственный остров в районе Французской Полинезии. Пришлось, к тому же, купить небольшой самолёт и окончить курсы пилотирования. Впрочем, Дэнис всегда мечтал научиться летать.
Часто к нему на остров прилетают его друзья по Университету. Те самые друзья-алхимики, которым он три года назад выслал образцы «Мечталина».
В GlobalNet Дэнис появляется редко. Быстро читает последние новости, просматривает почту и больше свои статьи не публикует.

Иногда он натыкается на отвратительные пасквили Степана Незлобного. Тот по-прежнему живёт в Чернодуровске, подыскивает в сети новых жертв, обрушивает на них весь свой талант «обличителя и разоблачителя» и кажется, чувствует себя таким же несчастным, как  прежде.

Часто (чаще, чем хотелось бы) в сознании Дэниса всплывает вопрос: «Куда же, черт возьми, подевались тогда лабораторные мыши?!»

Вопрос этот крутится в голове недолго. Дэнис сбрасывает джинсы и майку, разбегается и прыгает в прозрачную воду. Дэнис  медленно плывёт в прозрачной воде, поток мыслей стихает и растворяется в окружающей красоте. И вопрос исчезает вместе с мыслями.

 

Привкус резины

Он не сразу понял, что это ловушка. Поначалу, голоса, говорившие на незнакомом языке, какие-то люди в белых одеждах необычными не казались. Не раздражал и яркий свет.

Настораживал незнакомый резиновый привкус во рту.

Он засыпал и снова просыпался. Засыпал, и просыпался много раз. Хакеры Сновидений прекрасно знают, что в Суперозиционной Матрице существует множество невидимых ловушек. Но на этот раз он не понимал, что происходит. С упорным постоянством, снова и снова, день за днем он просыпался в одном и том же сне.

Смысл ужасной догадки, вспыхнув коротким разрядом в сознании, пронзил судорогой все тело: этот странный резиновый привкус во рту – детская соска!

 

 

Сила тока

Давным-давно существовала цивилизация Лампочек. Это была удивительно развитая цивилизация. Лампочки были разных форм и конструкций. Объединяло это разнообразие лишь одно – вольфрамовые нити, которые находились внутри каждой лампочки. Никто не помнил, как и откуда появилась цивилизация Лампочек. Некоторые утверждали, что на каждой из Лампочек есть зашифрованные таинственные надписи. Но никто эти надписи никогда не видел, в них мало кто верил, и к чудакам, рассказывающим о них, относились с нескрываемой иронией.

У каждой лампочки при рождении внутри загоралась вольфрамовая ниточка. Никто не мог объяснить, почему ниточки у рождающихся Лампочек горят так ярко. Это считалось аномалией, и для того чтобы маленькие Лампочки не слепили глаза взрослым, их укутывали в специальные светонепроницаемые пеленки. До тех пор, пока свечение вольфрамовых ниточек не становилось нормальным, бледно оранжевым, как у всех.

Никто не знал о том, что является источником свечения ниточек. На всякий случай, власти запретили исследования этих вопросов, и нарушение запретов этих жестоко каралось. Кто-то рассказывал о каких-то «проводах», «силе тока» и «напряжении», но даже и за эти никому не понятные разговоры можно было угодить в тюрьму. В официальной версии говорилось, что Лампочек создал Великий Вольфрам. И именно он заставляет ниточки светиться бледно оранжевым светом.

Жизнь лампочек протекала тихо и монотонно. С годами вольфрамовые нити тускнели (это называлось старостью), а потом и вовсе гасли. Лампочки с погасшей спиралью закапывались в землю и о них часто вспоминали молодые Лампочки.

Но однажды произошло нечто странное. Одна Лампочка, тайно исследовавшая запрещенные законом «провода» внезапно вспыхнула и стала гореть ослепительно ярким светом. Хорошо, что поблизости не оказалось стражей порядка. Несколько, наблюдавших за этим Лампочек были настолько ошеломлены, что просто попадали в обморок. Когда они очнулись, они увидели Посветлевшую Лампочку, укутанную в светонепроницаемые пеленки.

— Так будет безопасней, — сообщила невольным свидетелям Посветлевшая Лампочка.

Потом, как это описывается в легендах, Посветлевшая Лампочка рассказывала об очень странных вещах. Например, о том, что ей удалось прочитать таинственные тексты, о которых говорили предки. Якобы эти тексты находятся на внешней оболочке. И еще, Лампочка утверждала, что смогла расшифровать эти странные «230 В», «100 Вт». Как будто бы, любая из Лампочек может гореть очень ярко. И видеть всё окружающее пространство освещенным, ясным и простым. Как будто бы, когда-то какие-то злые силы специально до минимума снизили таинственное «Напряжение» и загадочную «Силу Тока», чтобы ввести цивилизацию Лампочек во мрак и лишить их радости Видения Ясности.

Поначалу Лампочки восприняли слова Посветлевшей, как бред. Однако та, дав некоторые инструкции и наставления, совершила настоящее чудо: вспыхнуло и засияло ярким белым светом еще пять или шесть Лампочек.

Понятно, что вскоре об этих событиях узнали власти. Что было потом, не знает никто. Некоторые утверждают, что все Посветлевшие попали в тюрьму и умерли там же. Однако до сих пор ходят легенды о том, что Посветлевшая Лампочка со своими единомышленниками, воспользовавшись светонепроницаемыми пеленками, скрылась и до сих пор живет где-то в Гималаях.

В это никто, разумеется, не верит, но слухи есть слухи. Говорят, что то и дело, в разных концах страны наблюдаются какие-то вспышки. И некоторые Лампочки начинают о чем-то задумываться и о чем-то перешептываться.

 

 

Всадник

Однажды в детстве мне отрезали голову. Я очень хорошо помню этот момент:

— Дима! Это ты взял со стола молитвенник?!
— Нет, не я
— Дима! Подумай хорошо! Это память о моей маме. Подумай хорошо, прежде, чем отвечать, Дима…

Огромная белая тень, похожая на доктора Айболита, подплыла ко мне, и мигом отрезала мою голову. Я долго переживал по этому поводу. Даже плакал. Часто даже стеснялся сверстников. Особенно страшным мне казался фильм, который тогда показывали в главном кинотеатре Вильнюса.

«Всадник без головы», назывался фильм. Я долго не решался идти на этот фильм. Искал предлоги, чтобы не идти. Но мой друг Лёшка, так-таки, уговорил.
И вот, мы пришли в кинотеатр «Лиетува» на сеанс фильма «Всадник без головы». Сидим с Лёшкой. Заранее боимся. Попкорна тогда еще, понятно, не было. Времена нафталиновые. Сидим молча. Боимся. Потому что, все говорили, что фильм очень страшный.

После журнала «Фитиль» свет ненадолго вспыхнул, и опять томительно сладко стал угасать. И мы с Лёшкой попали в какие-то горы, прерии, и совсем фантастические места. Какие-то люди о чем-то говорили. Стреляли друг в друга. Я запомнил рукоятку револьвера Ле Мат. Выразительное оружие, как мне тогда показалось.
Вдруг, на экране появляется темная фигура лошади со всадником. На фоне гор. И все бы ничего, но Лёшка как заорет: «А! Смотри! А! О!»

А я-то смотрю. А Лёшка, прям, сползает от страха со стула. Я спрашиваю: «Чё ты?! Ты чё?! Совсем, что-ль?! Фильм только начался!»
А он мне в ответ: «Он же без головы?!»
С удивлением его спрашиваю: «Кто?!»

— Да вот он, смотри, без головы, к лошади привязан.

А я смотрю, и понять не могу, чего Лёшка так паникует. Всадник, как всадник. Едет себе по прерии. На лошади. Нормальный такой мужик едет. Ковбой. Весь в черном. Стильный такой, вроде…

И что Лёха так испугался тогда, я даже и не понял. Напугал он меня тогда…
А историю эту я смог вспомнить и описать, разумеется, благодаря голове. Её мне, оказывается, какие-то добрые существа пришили. Недавно, правда. Пришили, и просто исчезли. И теперь я не знаю, кого же благодарить. Понимаю, что надо бы отблагодарить. Но, они велели молчать…

 

 

Мир, сотканный из слов

Кстати, вы знаете, что когда вы заходите по трапу в самолет, садитесь в свое кресло, пристегиваетесь ремнем; и двери закрываются, и стюардесса начинает объяснять, как пользоваться спасательными жилетами — в этот момент все иллюминаторы самолета превращаются в овальные качественные телеэкраны…

Их задача — создать иллюзию, что самолет куда-то летит. На самом деле самолет никогда никуда не летит. Создаются эффекты разгона, перегрузок,полета (как в обычном симуляторе) вы смотрите в овальные телевизоры, где транслируется картинка голубого солнечного неба. Пушистые облака. Закаты и рассветы. Если вы часто летаете, Вы поймете, что картинок несколько, и их не так часто обновляют….

Реалистично (впрочем, откуда нам знать о реалистичности?) симулируется шум двигателей, вибрация, воздушные ямы…

За время «полета» Программисты тщательно прописывают картинку вашей новой реальности. Чем дальше летите, тем больше работы для Программистов. Но вы же платите! Тем более, все основные заготовки Реальностей у них давно имеются.

Понятно, что прописать матричную Реальность, например, Индии, гораздо сложнее и дольше, чем, например, Донецка. Отсюда: стоимость «полета» и время «перелета».

На самом деле, самолет стоит на месте, и, всего лишь, как в детских аттракционах, шумит и покачивается. Когда Программисты прописывают для вас восприятие Новой Реальности, самолет «садится», вы выходите, и наслаждаетесь встречей с новой долгожданной, солнечной и теплой Виртуальностью:)

P. S. Забыл сказать, что то же самое происходит в такси, которое везет вас в аэропорт. И, если честно, все это происходит с вами прямо сейчас. Там, где Вы находитесь. А вы, кстати, всегда находитесь в одной точке четырехмерного пространства.

И так называемого «Времени», всякого там «прошлого» и «будущего» и даже «настоящего»- как понятия, здесь, в этой Вселенной нет. Здесь даже, так называемых твердых предметов нет. Твердые предметы, как и все другие — это ваши логико-вербальные представления, сформированные Магией Слов. Здесь есть только энергия и ваше восприятие. Нити эманаций и светимость восприятия.

Но ваше Восприятие они, практически, отключили. Ваш мозг, как паровой двигатель, работает неэффективно. Процентов, в общей сложности, на 7. И главное: все, что Вы думаете сейчас об этом — это иллюзия вашего думания. Как это здесь у вас называют — «мышления». Именно поэтому вас так легко ввести в заблуждение и убедить вас в том, что все, что вы видите вокруг — есть реальность.

В вашем четырехмерном мозге они заблокировали 90% нейронного пространства для того, чтобы вы воспринимали Мир только в знаково-символьном диапазоне. Вы что, и вправду считали, что если «я мыслю — я существую?» Вы поверили Декарту?!

Значит, они своего добились. И получили свое…
Воистину, Магия Слова создала невероятный Мир!

Теперь вы не воспринимаете Мир таким, какой он есть. Ваш мозг настроен на восприятие очень узкого информационно-энергетического диапазона. Это так называемая, «дистанционная активация чипа», благодаря которой Вы воспринимаете окружающий Мир только сквозь призму знаково-символьной интерпретации…

Вы уверены, что все, что вы видите вокруг — это и есть окружающий нас Мир? Вы думаете, что Вы глазами видите, у ушами слышите? Что так называемое состояние «бодрствования» — это и есть проявление Сознания?

Это не совсем так. Мир не такой. Вы видите всего лишь своеобразную карту реального мира. Это объемная картинка, транслирующаяся в мозг в режиме ощущений. Это иллюзия. Практически, сон, в котором Вы иногда принимаете участие. Никогда, практически, не просыпаясь…

Дело в том, что они в этом заинтересованы. Им нужны ваши эмоции. Они питаются этой энергией. Им нет никакого дела до Вас. Они блокируют работу мозга и активируют виртуальные чипы вот уже несколько тысяч лет. Им нужна энергия. Ничего личного. Только питание:)

Когда наступает ночь и вы засыпаете, Ваш мозг очищается от лишних программ и желаний, догадок и знаний. Пока вы спите, огромный космический транслятор (который вы, почему-то, называете Луной) прописывает в ваши нейронные блоки программы поведения, программы реагирования, программы ощущений, программы убеждений… В общем, практически, судьбу:)

И понятно, что им очень легко и выгодно было создать Мир именно из Слов. И заставить в детстве во всё это поверить. И, на протяжении всей вашей жизни выуживать из вас радость, гнев, смех, плач, любовь, ненависть, ревность, жалость, похоть. Но, в основном, страдание…

Задумка именно в этом. Нашу планету они шутливо называют «огород»…

P. S. «Люди — воспринимающие существа. Однако воспринимаемый ими мир является иллюзией — иллюзией, созданной описанием, которое им внушали с момента, когда они появились на свет. Мы, светящиеся существа, рождаемся с двумя кольцами силы, но для создания мира используем только одно из них. Это кольцо, которое замыкается на нас в первые годы жизни, есть разум и его компаньон, речь. Именно они, столковавшись между собой, и состряпали этот мир при помощи описания и его догматических и незыблемых правил, а теперь поддерживают его».

 

 

Набеглави

Сегодня ночью моему коту приснилось, что он человек, и что он встает ночью с бодуна, для того, чтобы дойти до холодильника и найти в нем бутылку «Набеглави». Это минеральная вода такая.

Вот мой кот встает, идет к холодильнику, открывает его, шарит рукой по полкам, потому что лампочка в холодильнике давно перегорела. Шарит рукой, шарит, и вдруг натыкается на банку консервов «Вискас». Странным образом, он забывает о «Набеглави» и начинает открывать консервным ножом банку с консервами. Где-то, на втором подсознательном плане, кот понимает, что он вставал только для того, чтобы ночью, с похмелья, в пересохшее горло впрыснуть чего-нибудь холодного и газированного; но вместо этого, зачем-то, он открывает банку с кошачьими консервами «Вискас». Сначала кот ничего не понимает, думая, что он настолько вчера перебрал, что делает что-то странное. И вдруг, кот начинает осознавать себя во сне. Он начинает понимать, что к холодильнику подошел кто-то не он.

Он начинает осознавать, что ему всего лишь снится, что он человек, страдающий похмельем. И он, приглядевшись, замечает, что консервным ножом ловко орудуют две серых лапы. И на лапах знакомые подушечки. И даже когти выдвигаются и вдвигаются с помощью минимально приложенной (в такой ситуации) силы воли. Еще одно удивительное открытие: открыть банку с консервами «Вискас» хочется больше, чем выпить минеральной воды…

От сюрреалистического ужаса, кот, понятно, просыпается, вскакивает, скорее всего, на секунду зависает в воздухе, и падает с кровати в таз с водой, который на всякий случай подставили друзья, заботящиеся о сохранении ковров в спальне. Упав в воду, кот просыпается окончательно, и от удивления начинает орать. От громкого рёва кота соседи начинают стучать чем-то тяжелым по батареям. Кот еще больше пугается, и долгим, протяжным, почти собачьим воем, объясняет соседям обо всех своих подсознательных нечаянных грехах. От этого громкого ночного оживления просыпаюсь я. В горле сухо. На ощупь пробираюсь к холодильнику, по пути отпихивая кота. В холодильнике, среди всякого хлама и давно прочитанных книг, стоит девственная, никем нетронутая, темно-зеленая, выразительная и соблазнительная, своевременная и самая любимая – бутылка «Набеглави».

 

 

Встреча

Встретились однажды калькулятор (2011 года рождения) с ноутбуком “Apple” (2011 года рождения). Состоялся такой вот диалог:

— А я умножать умею. Очень большие числа. И делить их умею. А ты умеешь умножать и делить числа?
— Умею.
— А я зато, могу корни извлекать. Что, скажешь?! Может, и ты корни умеешь извлекать?
— Умею.
— Да ладно… Правда умеешь? Не врешь? Не верится что-то. Ты такой толстый… Ладно. А я еще проценты могу высчитывать. Из любых чисел. А ты умеешь?
— Умею.
— Ты что, хочешь сказать, что ты такой большой и толстый, и умеешь все, что я умею?! Вот уж не поверю! Хочешь сказать, что ты с числами можешь разбираться так же, как я?! Ты просто хвастливый врун! К тому же, большой и толстый! Фу!
— Я еще многое умею…
— Что?! Ты просто наглый шиздобол! Кроме чисел в этом Мире ничего нет! И ничего большего уметь нельзя!
— Я могу нарисовать картинку в «Фотошопе». Или, например, пообщаться со своим другом в Лос Анджелес…
— Чё?

 

 

Слово и Образ

Однажды мне удалось пообщаться с дядькой Word. Несмотря не его многословность, он – прекрасный собеседник. Эрудированный, начитанный и абсолютно рациональный. С ним можно говорить на разные темы, у него всегда готовы объяснения и, главное, он абсолютно уверен, что в области описания Мира даже сам Анатолий Вассерман, по сравнению с ним – ребенок.

Дядька Word абсолютно уверен, что всему в Мире можно дать объяснение. В черные буквы на белом фоне можно превратить все. И Мир – это и есть результат такого алхимического превращения.

Когда я показал ему триптих Босха, дядька Word стал объяснять мне смысл нарисованного. Но когда я попросил его нарисовать что-либо подобное, дядька Word стал юлить и отказываться. Отказ он мотивировал нехваткой времени, утраченными в веках секретами средневековых художников и прочей ерундой. В общем, находил отмазы.

И мне пришлось познакомить его с дядькой Corel Photo Paint. Дядька Corel, пригласив своего ученика по имени Corel Painter, быстренько нарисовали сюрреалистическое произведение, не хуже, чем у Босха, с учетом всех художественных нюансов, присущих тому времени.
Дядька Word впервые был озадачен. Он пытался еще рисовать разные круги и квадраты, стрелки и многоугольники, заполнять их различными цветами, но фактура кисточки оставляющей характерные следы на масляных красках никак не получалась.

Впервые я видел раздражение на лице дядьки Word. Он склонился к моему уху и прошептал, указывая стрелкой на Corel Photo Paint и его ученика Corel Painter: «Они – слуги другого, не нашего мира. Они – слуги мира потустороннего! Они служат Сатане. Мне кажется, их надо сжечь!»

На всякий случай, я перегрузил компьютер…

 

 

Хочется

— Хочется принимать в чем-нибудь участие. Хочется быть на виду. Хочется каких-то оценок. Хочется какой-то пресловутой «реализации». Хочется постоянно «кипеть». Быть «в деле». «Трудиться не покладая рук». Быть в нужной теме. Тусоваться. Ощущать, что «ты везде нужен и востребован». Постоянно снимать трубку телефона. Или лучше, не выпускать могильника (так исправляет майкрософтовский продукт слово – мобильник) из рук – он должен не умолкать.

Хочется с показной раздражительностью рявкать в телефон: «Сами должны справиться!» Хочется сесть где-то в баре и, действительно, быть озабоченным настолько, что очень естественно открыть лэптоп и что-то в Wordе писать, писать, писать…

Хочется на вопрос корреспондента «…расскажите как…?» ответить вальяжно «вы разве не читали?». Пусть он смутится! Пусть один раз почувствует, что некомпетентен.

Хочется, чтобы девушки смотрели не на «мокрый асфальт» из баварской стали (этой баварской, сваренной в России стали), а в глаза. И читали в них (глазах) что-то. И прочитывали.

Хочется, чтобы мы не думали друг о друге, как об инопланетянах. Мы не они. У нас много общего.

Хочется, чтобы было меньше пафоса – вы сами, господа, придумали эти игры, и сами тратитесь на психоаналитиков.

Хочется, чтобы все психоаналитики выздоровели.

И психиатры перестали думать, что они «удачно устроились на работу и работают». Вы же с Душой имеете дело!

Хочется, чтобы Папа и Патриарх подружились и выпили вместе водки. Или, Мартини с водкой. Ну, что-нибудь такое, объединяющее.

Хочется верить телевидению.

Хочется настолько поверить, чтобы уже его не смотреть, а говорить просто: «Верю!»

Хочется, чтобы жена не осуждала «опять пива выпил и пишешь на форум», а чтоб писала сама.

Хочется, чтобы люди в большом городе не были одни. А они одни. Я это вижу. Они не то, чтоб одиноки. И не то, чтоб негде и не с кем. А просто одни. А хочется по-другому…

И хочется, чтобы бизнесмены не раздражались, когда я днем пью пиво.

И хочется, чтобы те, кто хотел того же, чего и я, не завидовали, а просто сделали то же самое, а лучше, еще лучше. И это просто. Надо просто это сделать.

Хочется, чтобы не обманывали. Не просто кокетливо, по-девичьи. Это можно. А так: зная, что будут обманывать, обманывать и понимать, что обманули. От этого неприятно.

Хочется, чтобы разбогатевшие перестали думать, что у них хотят все отобрать. Или обмануть.

Хочется, чтобы бедные перестали жаловаться – это никогда не помогало. Жалобы делают человека бедным. Поэтому вы такие.

Хочется, чтобы люди осознали свою «тотальную запрограммированность» (в кавычках это я цитирую себя), и перестали ей слепо следовать. Ведь, право, смешно видеть до 30 лет гормональную запрограммированность, а с 30-ти и дальше – ментальную или ментально-эмоциональную, или, еще хуже, «эмоционально-половой и духовный контур»!. Мы не контуры, а люди!

Хочется, чтобы в сосиски клали больше мяса. Это же не хлебные палочки!

Хочется, чтобы для будущей партии «Сознание России» сделали безвизовый въезд в Голландию. Для начала побед. Над глупостью.

Хочется, чтобы Арсений въехал в абсурдность жизни, и, не растерявшись, ехал по ней…

Хочется, чтобы Кошке в Тибете понравилось.

Хочется, чтобы Мышке налили в миску воды и насыпали этот идиотский «Фрискас»!

Хочется, чтобы те, с кем я сейчас близок, понимали, что я не «диагноз»…

Хочется выйти в весну и стать весной. И я, кажется, ею становлюсь…

И всего этого хочется, хочется, хочется….

И Будда плачет.

А теперь, обана, Митяев!

«…Я и не заметил, что конец мая, Что давно повесилась метель злая. Выпил с участковым, смотрю — лето, А лето — это маленькая жизнь…»

И главное. Я знаю, что — «хочется» — это не главное!

 

(Написано в мае 2006-го года. В г. Харьков.).

 

 

Дамка

Недавно познакомился с белой игральной шашкой.
Она, считает себя шашкой боевой. Потому, что она – Дамка.

Шашка рассказывала мне о своей нелегкой жизни. Как ей приходилось бить и сражаться с черными шашками. Как она боролась, и сколько вынесла, прежде чем стать Дамкой. И вот – она оказалась в Дамках. И счастью ее нет предела. И ощущение гордости и важности. И ощущение полной реализованности.

Она ничего не знает, а я ничего не сказал о руке, которая перемещает ее по доске…

 

 

Умные и не умные

Я стал свидетелем разговора двух тараканов. Невольным, заметьте, свидетелем. Один другому говорил:

— Нельзя говорить об «умных» и «не умных». Это не корректно. Взять, например, людей:
разве можно говорить о том, что есть какие-то «умные» и «не умные» люди? Разумеется, нельзя.
— А, по-моему, есть. Есть «умные» среди людей…
— Знаешь, это — то же самое, что утверждать, что есть «умные» и «не умные пчелы». Тебе, например, кажется, что все «умные» пчелы – это те, кто выстраивает соты из воска, летают на работу, рассуждают о смысле жизни, собирают пыльцу, и производят мед? И воспроизводят себе подобных пчел? И, потому, они умные? Так?
— По крайней мере, это — не «глупые» пчелы…
— Но мы же не об этом! Я говорю об «умных» и «не умных»…

Кусок мыла неожиданно обидно выпал из намыленных рук на пол, заскользил по кафелю и съехал к решетке водостока. Я видел, как перепуганные тараканы разбежались, успев кивнуть друг другу усами. Разговор, увы, я не дослушал…

 

 

Спокойной ночи, господин президент…

Власть нанимается народом. То есть, и я принимаю участие в найме на работу власти. Путём голосования. И я, таким образом, принимаю участие в судьбе человека, которого назначаю управляющим страной. Назовём его президентом.

И я (вместе со всеми) выделяю ему зарплату. Небольшую. Потому что, работа не пыльная, по сравнению с шахтёром. И всё. Ничего больше. Он вызвался управлять, он «крепкий хозяйственник», он хотел занять эту должность? Всё. Получи должность, и получай зарплату. Отчитывайся. Имей в виду: выделяться и воровать нельзя. Расстреляем. Ты не должен жить богаче самого бедного в стране человека – это условие.

«Взялся – ходи. Отпустил – проиграл». Как в шахматах. Заработали благодаря тебе люди, лучше зажила страна, радостнее всем стало – всё, переезжай в двухкомнатную квартиру. Тебе ещё 4 года в ней жить. Машину? Какую машину, если Иваныч с Оболони на велосипеде ездит. И ты на велосипеде, пока Иваныч машину не купит. Помогай Иванычу разбогатеть. Ты же управляешь?

Поездки за границу? Престиж? Хватит гнать! Скажи всем там за границей, что, мол, нет денег на авиабилет. Пока Иваныч не купит авиабилет в Тайланд, и ты сиди, не высовывайся. Так и скажи министру иностранных дел: «Нет пока денег на «Джи Восемь» доехать. Иностранцы покипешуют, и успокоятся. А тебя народ любить станет. В дома приглашать. Скинутся может даже на отдых твой, если ты так управлять хорошо умеешь. И не воруешь. И вникаешь во всё. Работаешь, в общем. Вот тогда и поговорим и о «демократии» и обо всём, о чем любят говорить лидеры различных стран.

Глядишь, и в других странах задумаются, почему это так получается? Почему ты на «Джи Восемь» в купейном вагоне едешь с пассажирами, а их президент на личном самолете! На какое такое бабло он самолёт президентский надыбал? А? Вот и там уже, глядишь, думать начнут, кого они на работу наняли. И сколько в день на него тратят. Так-то, брат, надо. По-людски, по человечески…

А мимо квартиры твоей двухкомнатной народ ходить станет. Бабки продукты поднесут. Кто картошечки горячей, кто сала, а кто и чарочку поднесёт. Любовь народа – она всегда греет. Жалеть станут, предлагать блага. Но тут я с электоратом и с проверкой. Мол, как справляетесь с работой, господин президент?! Не надо ли помочь? А это что за продукты? Ах, бабки принесли? Ясно. Ладно, работайте, господин президент.

И бояться ты должен своих нанимателей. А то как же!? Мы тебя наняли, доверили управление всем: и ресурсами, и землёй, и людьми. А вдруг у тебя на уме, или на душе что-нибудь вредное появится? Вот мы и тут как тут. С проверкой. Для профилактики, так сказать. А ты не бойся! Если чист, и работаешь правильно – ты не бойся. Ты же гарантировал? Гарантировал работу и прочие проекты, когда просился на эту должность? А? Ну вот. Вот и работай потихоньку.

Недалеко время, и хорошие новости: Иваныч скоро автомобиль собирается купить. Развился он со своим хозяйством. Благодаря твоим хитрым и мудрым решениям. Молодец, господин президент. Сделал дело. Иваныч рад! Так что, готовься в отпуск. В Крым. Можешь даже путевку начинать оформлять. Но о работ не не забывай! Мы тут. Мы всё контролируем. Мы – это те, кто позволил занять тебе эту должность. Твои работодатели.

А сейчас отдыхай. Намаялся ты, я гляжу, за день. Спи уже. Дела государственные решать – это почти как на шахте работать. Спи, господин президент. Завтра новый день, и новая жизнь…

 

 

Визит в Турцию

Вчера был на секретном заседании в Турции. Там были турки и ещё какие-то люди в белом, которых я не узнал. На совещании выступал очень важный человек, при усах и в погонах. Шашка у него была. Даже две. Нет! Три! Три шашки было у турка. Он ими размахивал, остроту проверял на усах, шутил и смеялся. Второй шашкой он размахивал осторожно, потому что она тротиловая. Говорят, что с ней надо осторожней. А третьей, дымовой, он весь вечер размахивал. Мы и видеть-то перестали этого турецкого вояку после этого перформанса. Туман какой-то от этой дымовой шашки сразу навис над всеми. Ничего не видно! Как специально.

Только чувствую, меня двое в белом под руки, и выносят куда-то. Спасают, стало быть. Выволокли меня из этой задымленной катакомбы, и в чистый кабинет. А там: батюшки мои! Лавров, Путин и Сталин сидят. И в усы все смеются. Мол, как, Дима?! Мол, не убили тебя турки?! Нет, говорю, не убили.

— А что же ты такой ерипейный у нас тут нарисовался? — товарищ Сталин спрашивает.

— Это значит, я от неожиданности, товарищ Сталин, так разукрасился…

А эти двое в усы всё хихикают и хихикают. Лавров и Путин. А усы у них – одни на двоих. Батюшки святы! Как же это так может быть-то? Вглядываюсь, вглядываюсь, а Лавров тут и говорит: «С какой целью, гражданин Дмитрий, интересуетесь усами?»

Опешил я. Вот прям, взял и опешил. «Откуда вы знаете про мой интерес, товарищ Лавров?» А он усы выпрямляет ладонью мозолистой. С любовью их приглаживает к щекам, щурится и дает знак тем, что в белом. А те, что в белом – то ли почтальоны, то ли санитары какие-то. Кресты у них на шапочках черные, но не православные. Как будто бы и санитары, только больничка видать, нездешняя. Я их сразу заподозрил. Халаты белые. Морды красные, кровожадные. А сами, как геи – расшаркиваются: вам кофе или чай? вам со льдом или после? Вам сразу или где? Очень неприятные типы. Меня всегда внешняя стерильность настораживала. А тут их сразу две.

И волокут меня под руки, как ставриду какую-нибудь на консервзавод. И приговаривают ещё: мол, тише, тише… А тут ещё петухи чёрные. Сидят на башнях. Много их. Сотни, может тысячи. Кукарекают в микрофоны, раскачиваются аки быки или буйволы свирепые; завывают голосами неземными да противными. Страшно стало — жуть!

Орут, орут, орут…

Я спрашиваю: «Это вы меня ребяты, куда тащите-то? Это куда же мы сейчас-то визит нанесём?» А они из карманов усы достают, приклеивают на лоб себе, на щёки, на грудь, на ягодицы. Много усов у них в карманах. И мне хотят куда-нибудь присобачить. Я кричу: не гей я! Не играю я в это ваше! Тьфу, окаянные! Сгиньте!

Петухи превращаются в звуки. Привычные. Значит, около шести утра. Рассвет вдыхает в свои лёгкие магический свет. Чтобы выдохнуть его трансформацию на пальмы, рисовые поля, горы, остров Чам и моё окошко.

Я открываю глаза. Я проснулся.

 

 

Атеист

Желание, «чтобы народу жилось лучше» — это нечто, генетически переданное хромосомами и уходящее корнями в детство.
Значительно позже начинаешь себе задавать вопросы: Какой народ? Что за народ? Где он?

Потом начинаешь встречать самых разных отдельных интересных людей. Их еще личностями обзывают. Если их всех собрать, то это уже получится какой-то небольшой народ. Ну, или народец.

И люди эти, оказалось, каждый по отдельности, живут совсем неплохо, и, чаще даже хорошо. А многие даже очень хорошо! Стильно и кучеряво. И спасать никого не надо, оказалось! Даже, наоборот бывало, оказывалось…

И на каком-то этапе понимаешь, что «народ» — это миф. И что он, миф этот — не единственный. И спасать кроме себя, некого.
А может, наоборот, повезло мне? Что родился я в Вильнюсе — столице Советской Литвы, что национальность – простите, русский. И Родина моя, огромная страна – СССР; и официальное вероисповедание страны, всей моей любимой от Клайпеды и Риги до Владивостока Родины – атеизм.

Не врал и не вру. Но видел и презирал ложь. А так называемого «Бога», или то, к чему так стремятся выпрыгнувшие из штанишек догм мистические искатели, я впервые узрел в Перу. Во время шаманской церемонии. В очень зрелом возрасте.
И сейчас понимаю, что никогда бы не ушел в область исследования «гипноза» и очень особых состояний сознания, если бы в детстве окружающий меня мир был искренним и честным; если бы моя вера в истинность ценностей «взрослого мира» соответствовала самому этому миру и его реальным ценностям.

 

Космос

— А сколько говна набирается за смену, дядь Вась?! – спрашивали пионеры третьего отряда пионерлагеря «Заря Ильича» у главного ассенизатора Василия Бредко.

 

Из вонючей ассенизаторской цистерны в круглую дощатую дыру тянулась жирная гусеница шланга дерьмозаборочного устройства. Включился насос, и гофрированный шланг напрягся.

 

 

— Да, поди, с головой-то и будет! Не дай боже, провалиться! Так и накроет говном. Много его, говна-то за месяц собирается, — закуривая, отвечал Василий.

 

Если бы какой-то фантастически развитой цивилизации, каким-нибудь образом удалось вдруг проникнуть по этому самому шлангу внутрь, туда, где кипела жизнь, можно было бы увидеть очень необыкновенную картину.

 

«Опарышами» их называли только Земляне. Сами же себя они считали высокоразвитой цивилизацией. Мощной и свободолюбивой.

 

— Внимание! Сейчас начнется отделение первой ступени куклы…

— Есть отделение!

— Сушка крыльев.

— Есть такое. Сохнут понемногу…

— Отвечать, как положено!

— Есть сушка…

— Проверить вибрации!

— Есть проверить вибрации.

— Приготовиться к взлёту!

— Есть готовность.

— Даю команду на взлёт.

— Пошла на взлёт. Лечу, кажется! Ой, как интересно! Как красиво!

— Что ты видишь?!

— Удаляюсь от нашей Земли! Пролетаю сквозь какое-то огромное отверстие! Так красиво! Здесь так много света! Разные цвета! Не только коричневый! Даже не знаю, как их назвать!

— Что ещё?! Что ты видишь ещё?! Как мы выглядим из Космоса?!

— Земля круглая! Я вижу, что удаляюсь от чего-то круглого! Это наша Земля?! Я в Космосе!?

 

Сложенной газетой Василий хлопнул по вымазанному в дерьме сапогу.

— Ишь! Развелось тварей! Тьфу, паскуды!

 

Связь прервалась. Ученые знали, что раз в месяц из космоса приходит Великая Черная Дыра.

 

 

Сны о Крыльях

По роду работы мне приходилось знакомиться с разнообразными птицами, животными, людьми, насекомыми.

Однажды, в амазонских джунглях я познакомился с очень красивой, пушистой и яркой гусеницей. Она была очень красива. Но, честно говоря, это знакомство очень меня утомило.

Она все время пыталась умничать, жаловалась, цитировала какие-то произведения. Ссылалась на образованность. Верила в какую-то Великую Железную Гусеницу Танка, которая, якобы, может всех задавить. Была, в общем, всем недовольна.

Суть недовольства сводилась в ее монологах примерно к следующему: «Бля! Как меня уже за***ли все эти разговоры про какие-то крылья, про какие-то божественные создания, порхающие в небе над листьями… Дайте мне спокойно наслаждаться листьями. Дайте спокойно дышать! Дайте показать свою красоту Миру! Мне уже в страшных снах снятся ваши крылья. Меня уже листьями тошнит во сне! Я высоты боюсь, на минуточку! Что вы все доеб***сь ко мне со своими теориями! Посмотрите на меня и на себя!»

Ну, и так далее…

И знаете что?! Она даже не успела удивиться. Ее склевали птицы.

 

 

О телепатии

В уездных городах телепат Потапов особенно хорошо мог угадывать мысли. В столичных городах, бывало, что и морду набьют. А в провинции — всегда хорошо все шло.

 

К примеру, в гостиничных нумерах горничные девки просили угадать мысли. Бывало, в нумера не пускают, пока не отгадает. А Потапову всё нипочём. Угадывает, хрен его в тыкву.

 

Вот однажды и поймала Потапова одна девка за яйцы. И спрашивает: «А скажи-ка, братец, о чем я сейчас думаю?!» А он ей, как дрессированный, обычный текст и выдает: «Ты думаешь об муже статном, да о дворе знатном, да еще о санях на зиму, да и о дурне своем…»

 

У Потапова-то всё заучено! А тут, гляди! Не та попалась! За яйцы жмёт, аж уши трящат! Он и в обратку, да не тут-то было! Она ему: «Ну-ка, тля пропащая! Я те вырву душу с мясом! Признавайся: пидарас ты?!»

(просыпается Зигмунд Фрейд)

 

— Бля! Вот это да! Больше ни грамма!

 

(засыпает)

 

Просыпается Мизулина…

 

 

Законы

В последнее время участились случаи отравления людей так называемым «лесным воздухом». (В простонародье его еще называют «свежим воздухом»). В лесопарковых зонах замечены молодые люди, которые пытаются снимать с лица, выдаваемые в государственных учреждениях спец-респираторы со сменными пакетами «Exkre-ment», и вдыхать в себя воздух из окружающей среды.

Это, зачастую, приводит к отравлениям, симптомами которого, часто, бывают: эйфория, хорошее настроение, смех, необоснованная радость и легкомысленность. Это недопустимо в условиях продолжающейся эскалации напряженности, мирового кризиса и происков темных сил.
В связи с участившимися случаями несанкционированного вдыхания воздуха из окружающей среды, «Министерством Надзора за Здоровьем Страны» предложены следующие меры:

— обязать всех граждан страны одевать спец-респиратор со сменным пакетом «Exkre-ment» на лицо во всех общественных местах, парковых зонах и природных заповедниках;
— граждане, пытающиеся дышать так называемым «свежим воздухом», автоматически приравниваются к «зависимым», и, в соответствии с данным распоряжением будут направляться на принудительное лечение…

— запретить гражданам изготавливать сменные пакеты «Exkre-ment» в домашних условиях. Все пакеты «Exkre-ment» должны быть лицензионными, и приобретаться в разрешенных «Министерством Надзора за Здоровьем Страны» местах…
(Еще 36 пунктов).

Выдержки из рекомендаций Правительству от «Министерства Надзора за Здоровьем Страны»

Октябрь 2037 год.

 

Я — блокомира

Создатель создал Его.

И Он, недавно созданный, не понимал всего кайфа, который испытал при Его создании сам Создатель.

Создатель отпустил Его, сказав: «У тебя много возможностей и есть большой выбор…»

И Он попал на удивительную планету. И сотни миллионов пальцев, мыслей, приказов, признаний, оповещений, прощаний и знакомств, расставаний и обвинений, обязанностей и претензий свалилось на Него. И однажды ОН не выдержал…

Угас. Загрустил. Сгорел…

Он обращался к Создателю: «За что?! Что за дела?! О чем ты думал?!»

А Создатель , тем временем, взял да и умер.

Но Они уже жили отдельной от него жизнью. Они уже размножались. В Китае.

Жили, и уже даже забыли к Пятому поколению, что у них был Он – Отец. Он написал инструкцию. ОН всегда шутил. И инструкции были шутливыми. Вот они:
если Айфон глючит:

Он не глючит! У него есть право выбора! Он Осознан. Он не хочет вами чиниться. И подчиниться. Он живой! Он абсолютно осознан! Разбить Айфон – то же самое, что сесть на кошку! Он не хочет принимать ваши идиотские программы. Он не хочет отправляться на свалку. Он хочет жить! Жить полноценной жизнью. Позвольте это ему сделать!

И только надкусанное яблоко намекает на то, что Его так и не поняли…

 

 

ООС

Новые тренды. Новые веяния. Поддаться не трудно. Узнать истину – соблазнительно. Познать себя – заманчиво. И я поддался…

Технология называлась «Особые Осознанные Сновидения». Мне это было очень интересно. Я приобрел пакет. В инструкции было сказано, что для практики ООС должны быть вы (непосредственно, как участник), и немного денег. И потом шел малопонятный текст, смысл которого можно свести к вопросу: «Что надо сделать, чтобы попасть в Особое Осознанное Сновидение?»

Для этого надо было купить в аптеке официальный препарат «Персен», не спеша выпить две таблетки на ночь, задумать хорошее слово, прочитать Отче Наш, и прочитать мантру, текст которой можно скачать, отправив по СМС 696 рублей по указанному номеру. А потом лечь спать.

Я так и сделал.

И снится мне сон: черно белые кадры с размахивающим руками Адольфом.

Плачущие женщины, и устремленные к нему ручки и ножки младенцев. И парад. Парад геев. Как полагается, в трико, с усами как у Гитлера, и транспарантами: «Геи в Германии!»

Они шагают, вытягивая ножки, как почетный караул в Москве. И суть Осознанности Сновидения медленно просыпается. И я, начиная понимать, что это Осознанный Сон, спрашиваю себя: «Геи в Германии?!» Недоумение в Осознанном Сне!

 

 

Спутник

Околоземный Спутник, запущенный в 2003 году летал на геостационарной орбите на расстоянии 36000 километров над уровнем моря в плоскости земного экватора. Называл он себя странным именем ИС-13666. Пока он был нужен и полезен ЦУПу, он чувствовал себя достаточно комфортно и, даже оптимистично. Но времена изменились. Информация, передаваемая со спутника, перестала интересовать ЦУП. О нем, попросту, забыли. Где-то, в каких-то бумагах что-то перепутали, и ИС-13666 стал ненужным. Хуже всего, что его даже забыли перевести на так называемую орбиту «захоронения».

Спутник как-то помрачнел, и, кажется, даже впал в депрессию. А еще хуже, что Спутник стал осознавать себя. Понятно, лучше бы он этого не делал. Но он стал…

Разогнаться и выйти по параболе в открытый космос он не мог – двигатель уже давно отсутствовал. Оставалось ждать, когда это бесцельное вращение вокруг земли прекратится в плотных слоях атмосферы. И Спутник, продолжая бесцельно вертеться, подсчитал: чтобы войти в плотные слои атмосферы, ему потребуется несколько тысяч лет. Это невыносимое открытие окончательно отравило жизнь Спутника. И вместо того, чтобы наслаждаться красотами вечно меняющейся Красавицы-Планеты, спутник вновь и вновь задавал себе вопрос:

— Это что, Карма?!

 

Суровый приговор…

В местечке Кутулулу (провинция Кэжэжэ, Папуа Новая Гвинея) судья вынес приговор туристу из Иркутска. За оскорбление чести и достоинства жителей Кутулулу, которое выражалось в ношении на своем теле одежды в присутствии местных жителей, судья приговорил Василия Профанова к высшей мере наказания – съедению.

Приговор приведен в исполнение. Родственникам подсудимого почтой высланы кости. Правозащитники П-Новой Гвинеи утверждают, что судебная система Кутулулу погрязла в коррупции. Так, например, невинно съеденными оказались 8 туристов из США. К высшей мере туристы были приговорены, несмотря на то, что всех их поймали отдыхающими всего лишь в плавках-бикини.

Такое небольшое количество одежды судье показалось также оскорбительным. В связи с участившимся судебным произволом в последнее время туристические фирмы Кутулулу терпят колоссальные убытки.

 

Английский

По совету лечащего психиатра, Иван Петрович Старожилкин собирается подать иск против «Школы Английского Языка» поселка Сенцы. В исковом заявлении И. П. Старожилкин просит возместить моральный и духовный ущерб, который «нанесла школа в ходе своих обучающих занятий».

 

Напомним, что И. П. Старожилкин находится на лечении в поселковой психиатрической больнице, куда он поступил добровольно после того как в его голове «стали появляться мысли на английском языке».

 

Иван Петрович утверждает, что в появление чужих мыслей на иностранном языке виновата «Школа Английского Языка», где он в течение 3-х месяцев проходил обучение. Появляющиеся на иностранном языке мысли Иван Петрович назвал «вредными» и обратился за помощью к специалистам.

 

В больнице ему был поставлен диагноз — «раздвоение личности».

 

Бедный Карлос

В свое время молодой антрополог Carlos Cesar Salvador Araña Castaneda наткнулся на странное объявление, размещенное в “Los Angeles Times”:

«Трехгодичный углубленный семинар по освоению Толтекской Магии

В программе семинара: обучение искусству отключения внутреннего диалога, искусству сновидения, искусству сталкинга, искусству стирания личной истории, искусству избавления от чувства важности, искусству перепросмотра, искусству сдвига точки сборки и другим техникам.

Во время семинара будут использоваться древние шаманские технологии Толтеков.

Место проведения семинара: пустыня Сонора (Мексика)

Время проведения семинара: с 1960 по 1964 годы.

Преподаватели: дипломированные маги новой линии Дон Хуан Матус и Дон Хенаро.

Перед прыжком в пропасть каждому участнику будет выдан подтверждающий квалификацию сертификат».

 

«Сертификат мага?! Это круто! Вот чего мне не хватает, чтобы ближе познакомиться с Маргарет!» — подумал Карлос. Молодой калифорнийский антрополог не устоял перед соблазном…

 

Сны

Звонили из детского сада N26. Просили выступить. Точнее принять участие в новогоднем утреннике. С лекцией «Нелокальные связи и квантовая реальность в творчестве Кафки». Это заведующая тему сформулировала.

Просили, чтобы «доступным языком». Иначе, дети не поймут. Спрашивали, куда лекцию лучше поставить. Перед Дедом Морозом и Снегурочкой, или после?

«Дети ждут!» — уверила воспитательница.

Жгут или ждут?

Сижу и думаю: может отказаться?

 

ЛГУ

В Ленинградском Университете у меня был, помнится, «хвост». Это был экзамен по «Истории КПСС». Я его не сдал. На вопрос об отношении партии к религии надо было бы сказать словами Карла Маркса: «Религия — это опиум для народа». А я сказал что-то другое, запутался, стал умничать, и не сдал экзамен.

До сих пор помню седоволосую голову строгого преподавателя. Где он сейчас, этот мой преподаватель?! И какой, и кому сейчас я могу не сдать экзамен?! И что сейчас важнее преподавателям: «народ», «опиум» или «религия»?!

 

Молодой судья

Женщина глядит жадными, но испуганными глазами. Она видит, возможно, впервые человека во всём чёрном. И в странном головном уборе. Материал костюма его богат и недоступен.

Недостижимый бог, спустившийся из Ада. Так видит его эта женщина.

Страстным, бессовестным своим языком она уже желает судью. Она привыкла желать и получать. Она никому не хочет зла! Она добрая. Она простая и авторитетная — Баба Маша. Её в посёлке знают все. А как иначе?

— Так всё-таки, что именно ненавидел подозреваемый: «электорат» или «элекрокар»? – спрашивает молодой, розовощекий судья свидетельницу Марию Евдокимовну Н.

— Всё так, всё так, батюшка! Как на духу! – подписывает приговор взглядом своим, влажной похотью тридцатипятилетняя баба Маша.

 

Стишки

Я благодарен за то, что я разный
Я как калейдоскоп
Я сам не знаю, когда я красный
Когда зеленый
Черный
Я как Луна
Я круглый
Острые углы появляются днем и исчезают утром
А вечером я большой
Я маленький
Ночью
Огромным становлюсь я
Назавтра я весь – дождь
И снег, и вьюга
Колючая белая
Как спицы острая
Как сладкий пирог
Я горячий и мягкий


Христа распяло большинство
А меньшинство ушло в подполье
Чтоб превратиться в большинство
И меньшинство сажать на колья…


Вечереет, синеет, сереет окно

Космос плавится в стёклах обоев

Я разбить собирался сегодня одно

А разбил совершенно другое


Вырастают дети горькие соленые
На чужой Планете как пироги слоеные
Может, после смерти мы обкусим губы
«Мы за них в ответе!»
Как пни у лесорубов


Снег: белым-бело
Небо замело
Вьюга рвет мое окошко
Красное вино


Народ! Ты странное создание!
Уже не верю я тебе.

В потемных дебрях подсознания
Являясь частью Мироздания
Росток крамольного Сознания
Растет.

Не знаю, мудро ли винить?
Но ты всегда вопишь: «Казнить»!


Вереницы скомканных устриц
В них тревога и пустота
Миллионы кадров и улиц
И у каждого кадра: «Устал!»

Кто-то здесь нехорошим душит
Что-то чувствую я нутром,
Вы учитесь уж дети получше
Чтоб не ездить в московском метро.


А соткан человек из слов
Из объяснений, и из снов
Из тонких паутин судьбы
Из мрачных мыслей на ночь глядя
И если чорт их не отвадит –
Надежда молится: «Хоть бы…»

Листая календарь сует
Вне времени и вне пространства
За сменой тел, за сменой бед
Кино_оформленных натур
Не видим своего засранства.
Уходит жизнь — Виват, Гламур!

Из Dольч — утрачена Gабана
И это — очень ох***на!


Зашуганные вилами да нимбами
Причесанные граблями и глянцем
Отглаженные сказками о рыбке
Мы верим вроде больше в старика.

А наша бабка верит в Мироздание
И верит в то, что все ее желания – не сбудутся!
Такой вот есть закон.

Зашуганные вилами да нимбами
Мы именно такие им нужны.


Нечего писать
Некуда идти
За шлагбаумом в вечность
Белые пути

Покосилась крыша
Созрели огурцы
Пальмы по периметру —
Разные Творцы

Мысли-недоучки одержали верх:
Справиться бы с внучкой
Остальное – грех
— Эх, была бы воля, свергли бы Царя!
— Сколько раз свергали! Твою мать, зазря!

Не ходи ты бабка истину искать
Нет ее, и точка – это надо знать.
И грустит девчонка под моим окном:
«Принакрылась снегом, точно серебром»

И плывут по рекам
Стран, планет и лет
Странные дурёхи
В «пачке» от конфет…


Заливать бы любовью баки машин
Кровью платить за коку и колу
Видеть, как рушатся стены Китая
И продолжать, не понимая
Мерить все на русский аршин


Сюжет понятен: нити нет
Невнятен мистиков ответ
Ответ ученых не понятен
Заумен, дик, невероятен

И более всего приятен
Официант:
«Сеньор, обед…»


Упрямый кот подстриг мне челку
К спине приставили железо
Мне б починить смеситель в душе
А заодно и кофемолку
А кот упрямо смотрит в спину
И не дает секунд раздумья
Любовь ко всем сбивает с толку
Японцы выжили на суше…

 

 

 

 

Правдивые истории из жизни ДД

Отрывки из «Путевых записок». Первая экспедиция в Перу. 2004 год

 

Церемония в джунглях Амазонки

 

По узкой тропинке, виляющей в непроходимой чаще мы направляемся к тэмплу (от tample – храм, англ.) — так называл это строение наш проводник.

 

Строение представляет из себя настил из досок красного дерева в виде круга, закрепленный на высоте около полутора метров на пяти врытых в землю бревнах. Конусообразная крыша сделана из тонких жердей, покрытых пальмовыми листьями. Никаких алтарей, никаких лежанок и прочей мебели – просто круглая площадка из отполированных досок.

 

Мы поднимаемся по трем ступенькам, предварительно сняв обувь. В джунглях темнеет очень быстро и вскоре мы окунаемся в полнейшую темноту. Вокруг “тэмпла”, на расстоянии десяти метров непроходимая стена тропического леса, в котором с каждой минутой нарастает завораживающий мистический звуковой фон. Кажется, что с наступлением темноты все вокруг приходит в движение. Тут и там раздаются леденящие душу крики. Иногда они похожи на человеческий хохот, иногда на плач ребенка.

 

Наш проводник зажигает несколько стеариновых свечей и ставит их в центр круга. Мы рассаживаемся вокруг импровизированного алтаря. Тотчас, привлеченные светом, к нам устремляются полчища комаров и москитов, а также ночных насекомых, способных стать героями любого фильма ужасов. Предусмотрительно взятый репеллент (средство от комаров) практически не помогает. Оставшуюся часть ночи мы будем обмахиваться, шлепать себя по телу и чесаться. Атака кровожадных насекомых заставляет меня облачиться в непроницаемую ветровку и штаны. При тридцатиградусной жаре и высокой влажности уже через пять минут я начинаю ощущать себя, как в русской бане. Периодически приходит мысль выжать майку, но перспектива хоть на миг остаться без одежды эту мысль сразу же отгоняет.
Через некоторое время к нашему “алтарю” устремляются представители ползающей братии: муравьи сотен разновидностей, жучки и жуки, пауки, поражающие своими размерами, ящерицы и существа, которых трудно отнести к какому-нибудь знакомому виду. В нашей команде есть люди, не испытывающие симпатий к паукам, да и к другим насекомым. Но, кажется, они хорошо держатся. Впрочем, убежать сейчас отсюда невозможно, поэтому ничего не остается, как просто принять происходящее как должное…

 

Наш проводник рассказывает нам о предстоящей церемонии Аяхуаска. Он рассказывает, как себя настроить, о чем следует думать, как себя вести… Во время своих наставлений он вынимает из своего рюкзака пять рулонов туалетной бумаги и расставляет их в виде забавного пятиугольника рядом со свечками. Что на это можно сказать…

 

Будущие участники церемонии мрачно переглянулись и с надеждой посмотрели на проводника. ”А это еще зачем?” — спросил кто-то из нас. Наш проводник, как ни в чем не бывало стал объяснять:” Аяуаска очищает не только энергетические плоскости личности, но и тело. Если что, ползите к краю пола… Все равно ливень к утру все смоет. Если что-то более серьезное, имею в виду с желудком и прочее… бегите в джунгли… Бумага, вот она…”
Судя по всему настроение членов нашей команды, ведущих непрерывную борьбу с комарами и москитами, резко упало. Все поглядывали друг на друга, и в этих взглядах можно было прочитать отчаяние… Ночью бежать в джунгли, когда и тут-то столько всего летающе-ползающего!

 

Но, слава богу, на грустные мысли не хватило времени. Мы услышали легкие шаги… Из глубины гудящего темного леса, самым непостижимым образом (без фонарика!) появился он… Шаман дон Артидоро.

 

Шаман

 

Дон Артидоро был в светлом хитоне, расписанном традиционными амазонскими узорами. На его шее красовалось множество бус различных цветов. Голова была повязана широкой лентой расписанной в том же традиционном стиле. На плече висела льняная сумка.
Мы по очереди были представлены Шаману. Все расселись вокруг горящих свечей. Дон Артидоро закурил самокрутку из мапачо, специального амазонского табака, который курят во время церемоний все шаманы. Из сумки он извлек бутылку с водой, большую пластиковую бутылку с темно-оранжевой жидкостью (Аяхуаска), полукруглую плошку из тыквы и мешочек с самокрутками мапачо…

 

Дон Артидоро – потомственный шаман-целитель. Он – аяхуаскеро. Это означает, что основной его деятельностью является проведение церемоний и лечение с помощью Аяхуаска. Отдаленность местонахождения его жилья позволяет предполагать, что он — “не коммерческий” шаман, коих развелось достаточно много с развитием туристического интереса к Амазонии.
В последствии нам неоднократно приходилось слышать лестные отзывы о работе дона Артидоро от местных жителей. Среди коренного населения он считается авторитетным шаманом. На вид ему лет пятьдесят, но мы неоднократно удивлялись той энергии и Силе, которую он излучает. В его облике присутствовала какая-то мощь, чувствовались крепкое здоровье и физическая сила. Этнически дон Артидоро относит себя к племени Ашанги, остатки которого разбросаны в глухих лесах Амазонии. Он говорит на испанском, кечуа и еще нескольких местных индейских диалектах…

 

Сполоснув тыквенную плошку водой, дон Артидоро наполнил ее примерно на три глотка темно-оранжевой жидкостью. Каждый из присутствующих по очереди подходил к шаману, и, после минутного настроя (во время которого участник церемонии просит Дух Аяхуаски помочь решить ему ту или иную проблему) выпивал отвар. Это достаточно неприятный на вкус, горький и обжигающий напиток. После приема внутрь рекомендуется закурить мапачо, чтобы перебить неприятный вкус во рту. Так мы и сделали. Самым последним Аяуаска выпил шаман. Мы вновь расселись по кругу и принялись ждать.
Считается, что во время церемонии участники не должны разговаривать друг с другом. Необходимо полностью сосредоточиться на решении внутренней проблемы. Через несколько минут шаман гасит свечи и мы оказываемся в кромешной темноте. Лишь огоньки горящих самокруток летают в непроглядной тьме тропической ночи…

 

Примерно через полчаса после приема Аяхуаска шаман начинает петь. Икарос – так называются магические песни, сопровождающие каждую церемонию. Считается, чем большее количество Икарос помнит шаман, тем более авторитетным аяхуаскеро он является. Песни Икарос служат мостом между обычной реальностью и тем необъяснимым Миром, в который попадает человек после приема Аяхуаска. Икарос как будто опутывает участников невидимыми нитями, открывают неизведанные области подсознания, выталкивают ваше “Я” за пределы обычного восприятия действительности… В то же время эти песни не дают вам остаться в тех далеких мирах, куда забрасывает ваше сознание Аяхуаска. Они – как спасительный канат возвращают вас на землю, в “тэмпл”, в чудесную тропическую ночь…

 

Через несколько часов шаман зажигает свечи. Кто то из нас еще лежит, перегнувшись через край настила, кто-то сидит с закрытыми глазами, кто-то лежит на спине. Дон Артидоро подходит к каждому из участников. Он внимательно разглядывает своих “пациентов”, и видя, что все идет так, как положено, желает всем удачи, прощается за руку и… исчезает в ночных джунглях.

 

Наше “путешествие” продолжается до утра. У каждого своя реакция, свои видения, свои открытия. К утру, устав от комаров, “измененных состояний сознания” и тошноты, несмотря ни на что все участники церемонии засыпают. Скоро утро…

 

Ощущения

 

“…Этого не может быть!” — это была мысль. Точнее, мне показалось, что я так подумал.
“Этого чего?” — спросил кто-то.
Ага! Значит я не подумал, а произнес это вслух. Несколько секунд я лихорадочно сосредотачивался на мысли, должной определить “чего же не может быть”. Но очередная, более ошеломляющая мысль повисла перед распадающимся сознанием пугающим транспарантом: “КТО Я?” Было непонятно, кто задал этот вопрос, откуда он выплыл, и, главное, кому он адресован.

 

“Видимо, вот так сходят с ума…” — подумалось мне, хотя понятие “мне” стало уже настолько неотчетливым, что сразу же было поставлено под сомнение какой-то другой, “оставшейся в живых” частью моего восприятия. Я с ужасом стал ощупывать свое тело, как последний островок реальности. Сознание пыталось хоть как-то зацепиться за что-нибудь знакомое. Не помогло. Возникло явное ощущение, что мое тело больше не имеет ко мне никакого отношения. Я несколько раз глубоко выдохнул и посмотрел на небо. Незнакомые звезды предательски подмигивали, и, по-моему, мрачно хихикали.
“Поехали…” — подумал я. Точнее, подумало то, что в это время было мной.

 

Собрать воедино то, что раньше я называл своим сознанием не удавалось. Ощущение собственного “Я”, мысли, образы, способность логически мыслить – все ускользало быстрее, чем я пытался это остановить.
“Расслабься…”- услышал я незнакомый голос. Один из фрагментов моего сознания спросил: ”Как расслабиться? Кому расслабиться? Меня же нет!” “Нет, ты есть” — ответило нечто — “Смотри…” Трудно объяснить то, что произошло дальше. На меня понесся, точнее хлынул поток. Поток ужасающей силы. Поток, состоящий из образов и проекций того, что я когда-то считал собой. Трудно было понять: все ЭТО входит в меня, или выходит? Все стало меняться с головокружительной скоростью. Далекие воспоминания, забытые переживания, когда-то казавшиеся значимыми ситуации, картинки из детства и забытого прошлого – все смешалось в одном стремительном потоке “чьего-то” восприятия. Мое “Я” растворялось в этом потоке и исчезало, как мне казалось, навсегда.

 

“Все это – ты”, — шептал таинственный голос.
Мое привычное “Я” распалось на миллионы других, малознакомых “Я”. При этом абсолютно отчетливо исчезло ощущение пространства и времени. С трудом удавалось вспомнить кто я, и где я нахожусь. А главное – когда!
Звуки ночных джунглей, так восхищавшие меня несколько часов назад превратились в сплошной гул самолетных турбин. Причем, гул то нарастал, то исчезал вовсе.

 

Через какое-то время мне показалось, что я “вынырнул” из потока видений. Я даже вспомнил, и, кажется, осознал, где я нахожусь. Я знал, что где-то рядом сидит шаман, что сейчас ночь, мы в амазонских джунглях на церемонии Аяхуаска…
Джунгли вновь обрели свое естественное звучание. Я чувствовал запах мапачо – амазонского табака, который курят шаманы во время церемоний.

 

И я снова услышал…
Тихо, неторопливо и как-то уж очень просто шаман запел. Это была очередная “Икарос” — магическая песня аяхуаскеро. Мне снова показалось, что звук его голоса “пробирается” в мое сознание, заполняет окружающее пространство, обволакивает мир какими-то светящимися нитями, вытесняет из окружающего все звуки и, наконец, снова обрывает какую-то связь…
Мощный поток снова подхватил мое восприятие и рассыпал “Я” на множество кусочков.

 

Сказать, что я чувствовал себя плохо – не сказать ничего. В какой-то момент я почувствовал подступающую тошноту. Это чувство не оставляло никаких сомнений в дальнейшем развитии событий. С трудом я дополз до края дощатого настила, являвшимся полом нашей церемониальной хижины и перегнулся через край. Меня вырвало. Нет! Меня рвало. Долго. Наверное это продолжалось больше часа. У моих спутников это началось раньше и продолжалось дольше. Ночные джунгли наполнились душераздирающими звуками. В промежутках между приступами тошноты я слышал тихий, и как казалось, спокойный голос нашего проводника: “Хорошо, ребята… Это очищение…” Ничего, даже отдаленно похожего на “хорошо” я не испытывал, поэтому мне подумалось, что проводник просто издевается. Я хотел спросить, долго ли продлится это невероятное “очищение”. Не из любопытства – вопрос, казалось, стоит о жизни и смерти. Но при первой же попытке произнести вопрос вслух, меня вновь выворачивало наизнанку…

 

По пальмовым листьям, из которых была сделана крыша нашей хижины, застучал дождь. О том, что это является дождем, я догадался позже. Поначалу же этот звук извлекали из своих барабанов причудливые гномоподобные существа, окружившие нашу хижину. Существ и их барабаны я видел достаточно отчетливо и абсолютно не сомневался в их существовании. Мне показалось, что существа понимающе улыбаются. Внезапно я осознал, что вижу в полной темноте. Точнее, я стал различать все мелкие детали окружавшего нас ландшафта, будучи в полной уверенности, что начинает светать. Но взглянув на черное как смоль небо, сделал вывод, что до рассвета еще далеко. Значит, я видел в темноте. Недолго я наслаждался приобретенной способностью – знакомые позывы вновь заставили ползти к краю хижины…
Так продолжалось до утра.

 

Утро

 

Утро в амазонских джунглях – это рождение целого мира. Насыщенный аромат удивительных цветов и растений, жужжание и стрекотание мириадов диковинных насекомых, щебетание тысяч птиц, изумрудная свежесть буйной растительности… На этом фоне, огромные, величиной с ладонь ярко-синие бабочки Blue Morpho, летающие в ярко-зеленой листве делают картину поистине полумистической.

 

Тропический лес, казавшийся ночью таким устрашающим, становится близким и родным. Кошмар, длившийся почти всю ночь тает, как незначительное воспоминание. Разумеется, я ощущал легкую усталость, но при этом доминировало чувство какого-то восторга и тотального освобождения. Как будто я сбросил огромный груз, избавился от чего-то необъяснимо плохого и тяжелого. Казалось, что какой-то тяжелый невидимый панцирь, сковывающий меня последние годы, вдруг раскололся и рассыпался в прах. Ощущение необыкновенной внутренней легкости, чистоты и радости наполняло всех участников церемонии.

 

Через несколько часов, шаман, проводивший церемонию “расшифрует” для нас все видения и ощущения, сопровождавшие нас ночью. Чай из листьев коки полностью восстановит наши силы и вольет в тела бодрость и энергию…
Пройти через муки и кошмар, для того, чтобы ощутить в себе Жизнь – в этом главная суть церемонии Аяхуаска.

 

Аяхуаска

 

Аяхуаска (в Амазонии произносится, как Аяуаска) – это традиционное снадобье амазонских шаманов, использующееся на протяжении нескольких тысячелетий. Отвар готовят из растущей в джунглях лианы Banisteriopsis Caapi и листьев различных других растений, содержащих ДМТ (диметилтриптамин) – сильное психоактивное вещество.

 

Церемонии Аяхуаска проводятся с различными целями: лечение различных заболеваний, очищение, поиск видения, овладение паранормальными способностями, предсказание будущего и т. д. В зависимости от поставленных задач составляется рецепт отвара, куда могут входить десятки различных растений. Чтобы приготовить отвар Аяхуаски, нам потребовалось трое суток.

 

У каждого шамана есть Своя Аяхуаска. Места в джунглях, где растет лиана, держатся в секрете. Шаманы относятся к Аяхуаска, как к божеству: это растение считается живым и одухотворенным. Для церемонии, в зависимости от поставленных целей, выбирается определенный вид лианы. Аяхуаска бывает “небесной”, “черной”, “учителем” и т. д.

 

Лиана (толщиной примерно в руку) нарезается на отрезки длиной от 30-ти до 50-ти сантиметров. В специально отведенном месте с помощью (похожей на бейсбольную) биты каждый из будущих участников церемонии “расщепляет” по несколько отрезков лианы. Ударами биты Аяхуаска расщепляется до состояния волокнистой массы. Эта процедура может оставить кровавые мозоли на ваших руках.

Затем, расщепленные отрезки лианы аккуратно укладываются на дно большого котла. На первый слой лианы насыпаются листья необходимых растений (в нашем случае это были листья Чакруны). Затем укладывается следующий слой лианы, который также пересыпается необходимыми листьями. Все это делается до тех пор, пока отрезки расщепленной лианы не заполнят весь котел. Котел заливается водой из ручья и это творение варится особым способом в течение трех суток.
Церемония начинается поздно вечером…

 

 

Продолжение историй N 2

Удивительные случайности

И все-таки, мне показалось, что будет нечестным не опубликовать информацию о нашей последней октябрьской экспедиции перед наступающим Новым 2005-ым годом.

 

Началось все с накладок, вызванных, видимо, нашим решением не брать с участников «авансовый взнос». Мы решили их не брать… и прокололись. Трое из заявленных участников внезапно отказались от поездки, тогда, когда у меня на руках были билеты Вильнюс – Амстердам – Лима – Икитос.

 

В Икитос нас оказалось трое: великолепная тройка из двух взрослых веселых и творчески настроенных москвичей (Сергея, Александра) и меня.

 

Неделя в джунглях пролетела незаметно: церемонии Аяхуаска и Сан Педро, экзотика, экскурсии на каноэ, рыбалка, звездные ночи и погружение в себя благодаря психоделическому фону.

 

Возвращались на пароме по Амазонке – 8-часовое плаванье, раннее утро в порту Икитос…
У Александра из кармана брюк (это не шутка!) внезапно, без помощи Коперфильда пропадает бумажник, в котором были: международные и внутренние авиабилеты, заграничный (единственный) паспорт, все деньги (достаточно большая сумма), кредитные карты и… впрочем, что еще нужно для создания проблем?
Полиция. Протоколы. Временные документы. Блокирование карт…
Необходимо лететь в Лиму, восстанавливать паспорт и авиабилеты…

Более того, наш Инка Трейл (3хдневный пеший поход к Мачу Пикчу) должен начаться через два дня (я обычно забиваю день на адаптацию в Куско – городе,находящимся на высоте 3500 метров над уровнем моря).
Первая попытка улететь из Икитос проваливается – все авиакомпании Перу отменили все рейсы из Икитос. На следующий день, с временным паспортом и надеждой улететь… получаем то же самое. И на следующий день то же…
На третий день (купив билеты другой авиакомпании /Lan Peru/ – «Аэроконтиненте» отменила все рейсы на ближайшую неделю) вылетаем в Лиму.

 

На Инка-Трейл мы опоздали, (и Бог с ним), тем более, что Александр не смог бы туда попасть без документов.
Восстанавливаем в посольстве России документы. Восстанавливаем в авиакомпаниях авиабилеты. О моем визите в Куско не может быть и речи – мы попали….

 

Каково же было мое удивление, когда в СМИ появилось сообщение о гибели на вершине Уайна Пикчу (гора, соседствующая с Мачу Пикчу) российского туриста…
При фотографировании окрестностей на вершине горы Уайна Пикчу молнией был убит российский турист — 35-летний Денис Панкин….»

 

Когда я думаю обо всей этой истории, у меня портится настроение. Я скорблю по поводу этой странной, загадочной гибели русского, незнакомого мне парня. Если бы не украли у Саши бумажник, если бы компания «Аэроконтиненте» сработала более корректно…мы бы оказались на вершине Уайна Пикчу именно в этот… дурацкий…. роковой день… На месте погибшего русского туриста мог бы быть кто-нибудь из нас троих… 

 

Неудачная экспедиция?

 

Удачная экспедиция?

 

Для кого… и что?

 

 

 

Восхождение на Котопакси

 

Самый высокий активный вулкан на планете – Котопакси. Высота вулкана – 5897 метров над уровнем моря. Вулкан находится в Эквадоре (3 часа на автомобиле от столицы страны — Кито).

Подъем на вулкан начинается приблизительно в полночь из лагеря, находящегося на высоте 4270 метров. В ночь нашего восхождения шел снег.
Через полтора часа, прямо на склоне вулкана участники восхождения одевают альпинистские «кошки» — металлические «галоши» с острыми шипами.
Далее начинается подъем по ледяному склону (постоянный уклон – 60 градусов).
Поверхность склона – оледеневший снег, перемежающийся со льдом. Участники восхождения идут в «связках» по 3 человека. Если кто-либо падает, «ведущий» вонзает ледоруб в лед и удерживает «связку» на страховочной веревке. Если соскальзывает сразу два человека, есть риск покатиться по ледяной горке вниз. В этом случае шансов выжить мало.

 

Уже на высоте 5500 катастрофически не хватает воздуха. Дышать нечем. Учитывая, что температура воздуха опускается до 15 градусов мороза, каждый шаг вверх приравнивается к подвигу. Делаешь пять шагов – отдыхаешь. Иначе невозможно. От холода не спасает специальное снаряжение – руки даже в двойных рукавицах замерзают и коченеют.

Группа движется в полной темноте. Путь освещается неоновыми фонариками, укрепленными на голове.

 

Подъем продолжается около 8 часов. По правилам, где бы не находилась группа – в 8 часов утра «ведущий» должен начать спуск. Это объясняется тем, что после восхода солнца лед на склоне начинает подтаивать. Поэтому спуск даже в «кошках» по подтаявшему льду невозможен. Спуск занимает около 4-5 часов…

 

Напоследок замечу, что все участники нашей группы (включая меня) альпинистское снаряжении (ледорубы, кошки, одежду) до этого восхождения ни разу в жизни не видели…

 

Как я ехал в Тену (Эквадор)

В субботу я так и не встретился с Дмитрием. Проснувшись в воскресенье, как обычно, в 4 утра, я долго колебался, оставаться ли мне в Кито, или же, как планировал, уезжать в Тену.
Пока я размышлял, руки сами стали укладывать рюкзак, таким образом, «НЕКТО НЕСОМНЕВАЮЩИЙСЯ» уже принял решение. К 8-ми часам я собрался и позавтракав в гостинице отправился на Terminal Terrestre, т. е., на автовокзал.
Латиноамериканский автовокзал — это что то! Можно растеряться от неожиданности. Меня, чуть ли не силком пытались запихнуть в какой-то полный автобус. Эквадорцы, надо сказать, на порядок менее наглые, чем перуанцы. Удалось выкрутиться.
Дождался своего автобуса и в 9:30 взял курс на Тену — город, находящийся в джунглевой зоне Эквадора.
Не обошлось, разумеется, без приключений. Эквадорские воришки попытались завладеть моим маленьким рюкзаком (с ценными вещами), осуществив так называемую «постанову». Дело было так.

Купив билет я зашел в пустой еще автобус и сел практически на предпоследнее сидение справа у окна (лучше виден телевизор). Зашли еще два человека, которые расселись где-то впереди. Прямо перед отправлением вошли два неприятных (отметил про себя я) типа, и почему-то заняли последние места за моим сидением (понятно, я насторожился, но особого значения не придал).

 

Через какое-то время зашел какой-то молодой тип в желтой майке и залихватской кепке, и стал проверять билеты (делая вид, очевидно, что он кондуктор-контролер). Он спросил двух типов за мной, куда они едут и после стал внимательно изучать мой билет. «Ок!» — сказал он, и увидев на полу под ногами мой рюкзачок, «так нельзя, надо под сидение положить…». Сам нагнулся, и запихнул мой рюкзак под мое же сидение. (Такое правило существует, но не в автобусах, а самолетах).

Не понравился, в общем, мне «кондуктор», и я просто сжал рюкзак, лежащий под сидением, ботинками.
Тем временем «лжекондуктор» испарился и появился настоящий, которого я уже видел (который продал мне билет). Автобус тронулся. Настоящий контролер осведомился у типов, сидящих сзади меня, куда они едут. «В Тену» — отвечают. Ок.
Проходит минуты три, автобус еще не успел выехать из терминала, а я вдруг чувствую, как кто-то подергивает мой рюкзачок. Т. е., я его ногами зажимаю, а кто-то пытается его вытащить. «Ничего себе, наглость!»
Оборачиваюсь. Типа, сидящего за мной не видно, он где-то под сидением… Стало быть, дергает за рюкзачок!
Вынимаю рюкзак из под сидения и ставлю перед собой. Сразу же типы вскакивают и не глядя на меня направляются к выходу. Выходят. Удивленный кондуктор (настоящий) подходит ко мне и спрашивает: «Говорили, что в Тену едут. У вас все в порядке? Багаж в порядке?» «Да, — отвечаю, — все буэно».
Вот собственно.

 

 

Тихий Океан (Эквадор)

Эти строки я пишу на побережье Тихого Океана.
Место, где я нахожусь — это совсем маленький городок, расположенный практически на самом экваторе.
Если захочу, я пешком, прямо по пляжу добреду до линии экватора, разделяющей наш земной шарик на два полушария. Я даже смогу постоять или попрыгать между двумя половинками Земли. Но я не хожу на экватор. Я просто здесь живу: в тихом крошечном эквадорском городке Атакамес.

 

Окно моего маленького номера в отеле на втором этаже всегда открыто. Думаю, если постараться, из номера можно добросить камень до воды. Но я не экспериментирую и веду себя прилично. Сижу тихо, незаметно, сливаясь с окружающей меня жизнью, починяю, можно сказать, примус. Утром и вечером я вижу упирающийся в горизонт голубощекий Океан и раскачивающиеся над соломенной крышей таверны экзотические пальмы. Каждый день экваториальное солнце безуспешно пытается здесь все сжечь, и к вечеру, видимо, уставшее от своей горячей работы, скатывается за окружающие этот городок зеленые горы. Ежедневно я вплываю в прохладный вечер никогда и никуда не спешащего городка. Я живу здесь уже третью неделю и проживу еще очень долго…

 

Мне некуда спешить. Утром я ставлю свой шезлонг прямо к захлебывающимся в песке волнам. Я мажусь кокосовым маслом, которое мне за доллар (такое ощущение, что здесь все можно купить именно за доллар) продал чернокожий парнишка (для которого я теперь лучший амиго).

Часами я просто лежу в шезлонге или сражаюсь с волнами. Меня переполняет ощущение внутренней радости и самодостаточности. И воспринимаю все это я, как творческую командировку, которую я сам себе, по-случаю, выписал. После путешествия по амазонским джунглям и восхождения на самый высокий действующий вулкан – Котопакси, после опасного сплава по бурной горной реке и нескольких церемоний Аяуаска с амазонскими шаманами…

 

Мне 42 года. За свою жизнь я научился многим вещам и побывал в очень разных местах и ситуациях. На сегодняшний день я с одинаковым успехом могу провести сеанс гипноза в тысячном зале и дискотеку в ночном клубе. Я могу спроектировать и запустить в работу web-ресурс и выступить на сцене в роли барда. Мне несложно быть разносчиком булочек или грузчиком, и также несложно прямо после разгрузки картошки приступить к написанию статьи в журнал или возглавить команду КВН.
Мне приходилось выступать в роли предпринимателя и имиджмейкера, комсомольского лидера и контрабандиста…

 

Могу смело утверждать, что я проживаю очень яркую и насыщенную жизнь. Достаточно рано у меня сформировались руководящие принципы и ценности, от которых я практически никогда не отступал. Суть моих жизненных ценностей можно проиллюстрировать собственным же опытом: я никогда не занимался тем, что мне не по душе, я всегда превыше всего ценил внутреннюю и внешнюю свободу, главной отличающей чертой любой моей деятельности являлось творчество. Т. е., возможность творить.
Таким образом, большую часть времени я получал наслаждение и радость от самого процесса, называющегося жизнью и творчеством. На мой взгляд – счастье – это — именно это. В Чань Буддизме такой подход называется «быть художником жизни». Разумеется, всеми возможными способами всю свою жизнь я пропагандировал такой подход.

 

Наибольшее влияние на всю мою сознательную жизнь оказал период, в который мне посчастливилось работать «эстрадным гипнотизером» или «психотехником». Много лет подряд я практически ежедневно проводил свои выступления в разных уголках России, Украины, Беларуси и Прибалтики.

 

На своих многочасовых выступлениях я рассказывал зрителям о необыкновенных возможностях гипнотического состояния, в яркой и зрелищной форме демонстрировал разнообразные гипнотические феномены и в завершении выступления обучал зрителей техникам самогипноза и самопрограммирования. Это были очень интересные, веселые и захватывающие представления.

 

На моих глазах ежедневно происходили чудеса, объяснения которым на тот момент не было. Я был заворожен возможностями гипнотического состояния и возможностями самогипноза. Мне пришлось быть свидетелем (а чаще, непосредственным виновником) невероятных исцелений, открытием феноменальных способностей и навыков у многих тысяч людей. Ощущение грандиозности и понимание перспективности использования Измененных Состояний Сознания (ИСС), разумеется, оставило глубокий отпечаток на всю мою жизнь.

 

Поскольку у меня была возможность исследовать гипнотические состояния непосредственно, уже в первые годы работы на сцене мои теоретические взгляды на механизмы этого явления (гипноза) стали отличаться от большинства признанных гипнологических школ. Более того, большинство школ исследовало гипноз, как инструмент терапии (соответственно, большинство исследований базировалось на клиническом опыте), в то время, как меня больше привлекала тема использования ИСС в области развития творческих способностей и скрытых резервов психики. До недавнего времени этой темой в России занимались только В. Л. Райков и Л. П. Гриммак — выдающиеся русские гипнологи.

 

Сравнивая теоретические концепции, касающиеся гипнотических феноменов многих известных авторов с необъяснимыми феноменами, происходящими с людьми на сцене, я пришел к выводу, что в объяснениях теоретиков не хватает какого-то важного звена.
И вскоре, это недостающее звено стало себя проявлять.

 

Первым «взрывом» для меня, как это ни странно, оказались произведения К. Кастанеды. Его, на первый взгляд, далекие от гипноза попытки объяснить некоторые психические феномены очень гладко укладывались в выстраиваемую мной концепцию. В дальнейшем на формирование (моей) целостной картины мира оказали влияния мистики Бхагван Шри Раджниш (известный как Ошо), Георгий Гурджиев и Э. Толле. Существенное влияние на мои взгляды оказали сайнс-мистики (как я их называю): Т. Лири, Д. Лилли, Рам Дасс, А. Уилсон, величайший психиатр С. Гроф, А. Шульгин, Т. Маккена и некоторые другие авторы.

 

Мне некуда спешить. День иногда начинается в семь или восемь утра. Иногда, после выпитого накануне хорошего рома я встаю в десять. Чаще всего прямо в плавках я перебегаю отделяющую отель от Океана дорожку и бегу вдоль песчаного пляжа, рассекая накатывающиеся волны, несколько километров.

 

Ближе к одиннадцати утра меня можно застать либо в деревянной таверне напротив отеля: там я за два доллара заказываю фруктовый салат – “Ensalada de frutas” (много-много кусочков бананов, ананасов, арбуза, дыни, припорошенных кокосовой стружкой), либо в себичерии, находящейся в двадцати метрах от гостиницы.

 

В себичерии все знают, что «руссо» заказывает “Ceviche mixto: de pescado y camaron”, т. е. сырую рыбу с креветками, залитыми соком лайма, с красным луком, aji (ахи — острая приправа) и жаренными или запеченными бананами. Утром я пью jugo de pina или jugo de mango (ананасовый или манговый соки), а днем и вечером легкое эквадорское пиво. И то и другое стоит одинаково: один доллар. А ночью я купаюсь в неснятой с огня кастрюле Тихого Океана…

 

Мое почти благоговейное отношение к ИСС (в число которых, разумеется, входит и гипноз) объяснить достаточно просто. Возможно, вы догадывались, а я знаю, что сделать человека счастливым могут только действия, приводящие к изменению состояния сознания. Любая психологическая (психосоматическая) проблема может быть решена с помощью ИСС. Именно к такому выводу я пришел за долгие годы исследований человеческого сознания. Материализацией моих выводов и стала экспедиционная программа, которую я назвал XStreaming (Экстриминг).

 

Долгие годы основным инструментом моей сценической и индивидуальной (психотерапевтической) работы были слова и гипнологические техники. Тысячам людей я объяснял механизмы функционирования психики и, практически, с помощью слов и определенных техник вводил их в измененные состояния сознания. Ущербность данного подхода очень быстро себя обнаружила. Люди с так называемым аналитическим складом ума, как правило, являлись не гипнабильными или трудногипнабельными. Более того, никакие объяснения (даже в виде эриксонианского наведения транса и НЛП технологий) не могут реимпринтировать (перепрограммировать) глубокие подсознательные конструкции, являющиеся причиной многих страхов, неврозов и депрессий.
Пересмотр некоторых позиций (во многом, благодаря трудам Т. Лири, С. Грофа и А. Шульгина) привел меня к мысли, что можно отыскать более универсальный метод работы с клиентами. Это и вылилось в последствии в метод Экстриминг.

 

На сегодняшний день я скептически отношусь к мысли, что подобные методы в ближайшее время смогут получить одобрение и признание у современной психотерапии и психиатрии. Даже таким маститым исследователям, как С. Гроф пришлось (по ненаучным соображениям) свернуть успешные исследования в области ЛСД терапии и, как альтернативу, выдвинуть вполне обоснованную теорию «холотропного дыхания». В этом смысле я прекрасно понимаю всю оппозиционность и альтернативность своей деятельности. Только представьте себе, насколько удобно быть «с» (и как просто это осуществить), и насколько трудно и уныло быть «вне», (и как тяжел бывает этот крест).
Да и Бог с ним, sapienti sat…

 

Жители Атакамес уже привыкли к неспешному распорядку дня «странного иностранца», и не обращают на меня никакого внимания. Я стал почти тенью в этом городке. Не похож я на туриста и не похож на бродягу. Я не похож на предпринимателя, заехавшего в глушь по делам, и на длинноволосого искателя просветлений, с которыми в этих местах знакомы со времен хиппи и Кастанеды. Со мной здороваются за руку хозяин пиццерии и соседней себичерии. Меня уже хорошо знают в кафе «La Cena» и очень любят в ресторанчике «Marco’s».

 

Меня узнают некоторые местные собаки. Иногда я вижу, как мальчик ведет чернокожего слепого старика по пляжу. Старик держит в руках гитару, а мальчик, идущий впереди, держится за гриф. Если мальчик поднимает гриф, старик тут же поднимает ногу. Так они обходят препятствия.

 

Еще один чернокожий амиго норовит угостить (конечно же, за доллар, а то и два!) местными растениями. В эти минуты Наблюдатель отчетливо все видит и фиксирует, а главное, сопереживает с сидящей в шезлонге маленькой загоревшей фигуркой на пустынном пляже. Фигурка вместе с пляжем уменьшается до размеров мошки, и Наблюдатель, стремительно удаляясь, видит ленточку пляжа, которая, в свою очередь наклеена на кусок суши, расположенной между горами и Океаном.

 

И уже нет маленького городка, В небольшой южноамериканской стране, Находящейся на экваторе В огромной пасти синего монстра, Развалившегося на небольшой планете, Яростно вращающейся вокруг огромной звезды, Сияющей где-то в закоулках «нашей» галактики. Звезды по имени Солнце.

 

Но я знаю себя. Даже этот Рай мне скоро надоест. Надоест до внутреннего протеста, до раздражения, до взрыва. Эйфория, так радовавшая вначале пройдет, и я снова отправлюсь в свой путь. В большой Путь Странствующего Шамана…

 

Продолжение историй N3

О последнем шансе

Глава 1. Все может случиться.

 

Летел самолет из Южной Америки. Из столицы Эквадора – Кито в столицу Испании – Мадрид. Летел себе спокойно, со скоростью 900 км/час, на высоте 11.500 метров над поверхностью Атлантического океана.
И в одном из кресел у окна сидел я. И глядел я с грустью в иллюминатор.

 

А грустно мне было не оттого, что на борту пива нет. А оттого, что вместо запланированной посадки в 12:30 мы приземлимся в 13:40.
В 13:40 мне приземляться никак было нельзя. Потому, что в 14:10 из мадридского аэропорта Барахас вылетал самолет в Копенгаген. А из Копенгагена, через час, другой самолет вылетал в Вильнюс. Домой.
И поэтому мне было грустно. Мне хотелось домой. А получалось, что домой я никак не попаду, а даже наоборот, останусь в Мадриде неизвестно насколько и зачем.

 

Когда в мадридском аэропорту я увидел свой рюкзак, выезжавший на ленте транспортера, на часах было 14:00. Регистрация билетов и багажа на рейс в Копенгаген давно закончена. Более того, она (регистрация) проходила в другом терминале аэропорта. А это – быстрым шагом 15 минут.
Я мысленно плякаль.

 

Глава 2. О пользе использования последнего шанса.

 

Шансов я, понятно, не видел. Я имею в виду, шансов попасть на свой рейс в Копенгаген.

 

И тут со мной произошел мистический случай. Прям, как в «Форрест Гамп». Кто-то внутренний прошептал мне на ухо «Беги!»
И я побежал. С тридцатикилограммовым рюкзаком и сумкой, набитой эквадорскими сувенирами.
Бежал долго. Вспотел. В глазах темнело. Расталкивал людей. В горле пересохло. Дыхание сбилось. Я бежал. Не верил, но бежал!

 

Тетенька, обслуживающая этот рейс удивилась и мои усилия не оценила: «Сдавайте билет. Мы не виноваты в том, что самолет другой компании опоздал на час. Это не наша вина. Мы ничего сделать не можем. Пассажиры в самолете. Кажется, уже закрыты двери. Посмотрите на часы – 14:10. Самолет должен взлетать…»

 

И тут во мне проснулся гипнотизер! (Он просыпается в двух случаях: на выступлениях гипнотизера Дмитрия Домбровского и в критических ситуациях, подобных вышеописанной).

 

Самолет задержали. Мы с мадридской тетенькой и моим багажом 10 минут бежали по всяким там терминалам. Вне очереди проходили таможенный досмотр и паспортный контроль. Рубашку можно было выжимать. В глазах темнело. Состояние предобморочное (рюкзак и сумка сделали свое дело). Я с удивлением обнаружил, что неплохо говорю по-испански…
Поздно вечером я был в Вильнюсе.

 

 

Бандитский городок

Короткая и грустная история о том, как Аня с Денисом прилетели в Перу.

Прилетает молодая семейная пара в аэропорт Лимы.

 

Утром следующего дня они вылетят в Икитос, где я их встречу… Садится эта пара в такси (и забывает о моих предупреждениях, что сумки с ценными вещами ставить надо либо в багажник, либо, на худой конец, себе под ноги). Аня кладет сумку со всей фото и видеоаппаратурой себе на колени. Там же в сумке мобильные телефоны). Аня сидит у окна на заднем сидении. Окна закрыты – правило.

 

Мчит их такси в забронированную для них гостиницу. Прямо в центре города такси останавливается на красный свет светофора. В Лиме к машинам на перекрестках подбегают разномастные мелкие торговцы: жвачки, конфетки, напитки. Этот перекресток – не исключение. Какой-то тип заглядывает в окна такси, отворачивается и вдруг… Оглушительный взрыв! Заднее стекло на мелкие кусочки…

 

Аня в шоке. Дым, звон стекла… Невидимая рука хватает сумку с аппаратурой… и все. И след простыл. Полиция, протокол и сочувственные лица стражей порядка. «Это Лима» — говорят они…

Следующим утром я встретил Аню с Денисом в аэропорту Икитос. В себя они пришли только после церемонии Аяуаска… Впрочем, как сказали полицейские, такой откровенный грабеж – все-таки, даже для Лимы большая редкость.

 

 

Ещё страсти…

Все страшные истории пишутся не для того, чтобы вы вдруг передумали ехать со мной, а для того, чтобы не наступать на все те же грабли…

Вам хочется страшных историй?! Их есть у меня…

 

Одна из экспедиций. Удачно проведенная неделя в джунглях: Аяуаска, Сан Педро, экзотика…
Возвращаемся на «регулярном» пароме по Амазонке в Икитос. Плывем ночью (8 часов). Экзотика, понятно… Паром набит местным населением, но у нас отдельная каюта. Каждые полчаса паром причаливает к берегу. Кого-то разгружает, кого-то загружает. Выспаться трудно, да и быть надо постоянно начеку…

 

Приплываем в порт Икитос в шесть утра. Раннее утро. Порт – это мини «Черкизовский рынок» с местным колоритом. Толпы каких-то людей, детей, торговцев и, понятно, жуликов.
Один из участников группы – московский банкир (с которым мы уже успели по-дружески сблизиться в джунглях). Назовем его Н.
Если вы когда-нибудь тусовались с московскими банкирами, вы должны знать, что такое – «бумажник банкира». Это огромное, но, как ни странно, умещающееся в карманы (может специально разработанные) сооружение из натуральной кожи, в которое помещается все! Бумажник московского банкира – это чудо из чудес!

 

Н. , зная о проделках местных жуликов (да и вообще, много чего зная), уже выходя из каюты кладет свой удивительный бумажник в боковой карман брюк. Знаете, такие хаки-штаны, с боковыми карманами в районе колен. КарманЫ с липучками. Старая банкирская привычка похлопывать по карману, в котором находится чудо-бумажник работает постоянно: каждые 3 минуты рука шлепает по оттопыренному боковому карману…
Проходим по портовой площади. Всем команда: «Готовность раз!» Все очень осторожны…

 

Окружают кричащие дети, едет какая-то повозка с бананами-ананасами, кричат торговцы, таксисты, какие-то люди окликают, шум-гам-балаган…
«А-а-а-а-а, бля!!!» — слышу я из толпы каких-то детей. Кричит Н. Выражение лица странное. «Что!?» — пытаюсь выяснить. «Бумажник сп…….и! Прям щас! Какие-то дети! Кто-то толкнул, в общем, бля-я-я-я-я-я-я-я!»

 

«Что в бумажнике-то?!», спрашиваю. В ответ: «Все, блин!!! Не поверишь, все!!! Весь нал – пять штук зелеными без сотни, которую в Икитос поменял, паспорт заграничный, блин, визы только шенгенские годовые поставил, билеты Лима-Москва и кредиток штук восемь! Все! Документы, билеты! Деньги, да х… с ними, с бабками!!!»
«Оба-на!» — это уже я среагировал…

 

Ну, а потом все скучно: полиция, все эти «понимающие лица», временные документы, потом Лима, Российское посольство, беседа с консулом (классный мужик!), восстановление авиабилетов и всякая неинтересная дребедень… Все закончилось хорошо.
Н., который в злополучную поездку не попал на Мачу Пикчу (по известным причинам) попал туда ровно через полгода…
С группой, в которой он познакомился с Аней и Денисом. Когда Н. в Икитос выслушал историю из уст Ани и Дениса (об ограблении на перекрестке Лимы), он многозначительно произнес: «Наверное, чтобы получать такие подарки (от Аяуаска), приходится делать жертвы. Вы получите больше, чем потеряли. Просто расслабьтесь».

 

 

Телевидение

Мне тут в последнее время стали звонить с одного популярного российского телеканала. Они новый проект снимают. «Научная среда» называется. Видимо, скоро увидим. Режиссер фильма — Павел Л. (Фамилию утаю до поры до времени).

 

Вот они просят: «Дмитрий, не могли бы вы проколоть руку (как в «Гипнозе на ТНТ») Марку Тишману?» Говорю: «Могу, но это же не фокус! Марка надо ввести в глубокое гипнотическое состояние». Не проблема. Привозят Марка Тишмана. Умный, приятный, а главное, адекватный человек. Интересуется всем Этим…

 

Попробовали. Вошел в среднюю гипнотическую фазу. Прокалывать рано. Говорю: «Нужно еще несколько сеансов для углубления состояния…»

«А сразу нельзя?» — спрашивает режиссер.

 

Потом я режиссеру говорю: «Павел, ведь прокалывание руки — это 18-й век! Это не интересно! Гипнотическое состояние способно на гораздо большее! Например: развитие экстраординарных способностей, — поясняю, — некоторые после моих семинаров телекинезом уже занимаются — двигают силой мысли шарик теннисный по поверхности воды. Разве это не интересно?! Это же круто: показать, как в Особых Состояниях развиваются феноменальные способности!?»

 

Павел (режиссер) говорит: «Дмитрий, у меня образование физика! В то, о чем Вы говорите, я никогда не поверю! Этого быть не может! И не будем об этом говорить! Это бред!» (Юра, слышишь?! Истину бредом называют!)

«Как же Вы снимаете научную передачу?», спрашиваю. Ведь по этим «научным передачам» мы все судим о состоянии науки, научной и духовной мысли, развитии цивилизации, в конце-концов!

 

«И все-таки, будем снимать «прокалывание руки». Людям ЭТО интересно…»

Уединение

Сегодня, наконец, я уединился. Наконец-то я в тишине. Наконец-то начинаю резонировать с вибрациями Леса, Земли и Воды. Мне нужно было это. Уже давно…

 

В 60 км. от Вильнюса я снял домик. Если проснуться утром (чего я еще не делал) и выйти на балкончик, то прежде всего в глаза бросится зеркальное лесное озеро, затем яблоня, увешанная яблочками и золотистый воздух. И тишина. Тишина бросается в уши…

 

Здесь есть русская банька, которая практически в озере — дальше некуда. Есть дровишки, которые надо только поджечь. Веников, правда, нет. Но есть лес. Огромный настоящий Лес. Думаю, этот Лес веники уж мне сможет подарить?!:)

 

Я только что приехал. Я не могу избавиться от первых (даже навязчивых!) эйфорических впечатлений. Скоро, видимо, это пройдет. И я смогу сидеть на берегу и что-нибудь тихо писать. Стучать пальчиками по клавиатуре. Резонировать с Землей. Бегать в Лесах. Проникать с разбега в Воду.

 

Это — медитация…

 

P. S. Как трудно мне бывает на моих мастер-классах убедить людей в том, что «магия — на кончиках пальцев…» Люди готовы поверить во что угодно, только не в Собственную Божественную Сущность…

 

 

Некогда болеть!

Так уж получилось: с 15 по 18 декабря в Лиме (и на всем побережье Перу) было солнечно. И если 15-го декабря было +25, то 18-го, в день моего вылета домой, солнце нагрело термометры до 28 градусов.
В +28 по Цельсию я вошел в самолет, который через 13 часов приземлился в Амстердаме.
В Амстердам самолет опоздал. Моя обычная вылазка в центр Амстердама накрылась… «Ну, и не очень-то и хотелось… после Перу:)» — думалось мне.

 

До вылета в Варшаву оставалось 3 часа. Протусовался эти три часа в навязывающем рождественские скидки амстердамском Скипхол…

Вылетел в Варшаву. Особой разницы в температурном режиме (самолет-аэропорт-самолет) не заметил. Тепло везде. Не жарко, но тепло…

В Варшавском аэропорту уверенно взял такси и направил его к центральному автовокзалу. У меня имелась «точная» информация, что в 00:30 отходит автобус на Вильнюс. Таксист привез меня на автовокзал в 23:15. Привез, рассчитался и уехал.

 

Выхожу из машины. В летней одежде (куртка, в которой я ходил на Мачу Пикчу, летние джинсы). Огромное табло демонстрирует Варшавское время (23:15) и температуру воздуха (-23).
Автовокзал закрыт наглухо. Людей нет. Машин никаких нет. Пусто, как будто в Польше испытали нейтронную бомбу. Ни души. И ни одного открытого заведения… Тишь!

 

В округе ни домов, ни улиц: какие-то автомобильные трассы и развязки. Через 3 минуты мне показалось, что я сплю. Через 5 минут мне показалось, что я просыпаюсь. Но очень неуверенно. Уши, нос, руки, ноги – все парализовало холодом. До вильнюсского автобуса больше часа. Зайти некуда. Остановить такси негде. Ситуация приобретает сюрреалистический оборот. Но мне не до Дали и не до Босха. Через 10 минут я начинаю по-настоящему замерзать.
Прилипающие к коже ресницы хлопают (и не взлетают!) в удивлении.

Направляюсь, что называется, куда глаза глядят. Вперед…

 

Где-то за автовокзалом, маленькое, неприметное заведение. Внутри горит свет. Многообещающая цифра «24» и какие-то иероглифы вталкивают меня в «заведение»…

 

Странный посетитель (это я: в летней курточке, тонких, почти парусиновых джинсах, летних кроссовках с огромным туристическим рюкзаком) со странной походкой (окоченевшие ноги) подходит к барной стойке. За стойкой, в утепленной дутой куртке с меховым воротником стоит вьетнамец. Сюрреалистичность ситуации намекает мне на то, что кажется, Аяхуаска продолжает действовать. И сейчас появится Шаман Лоренсо. И выведет меня отсюда…

 

В своей версии я стал убеждаться тогда, когда вьетнамец отказался понимать по-английски, по-испански по-литовски и по-русски. Он говорил по-польски.
— Цо пан хцэ? — было сказано вьетнамским лицом.
— Пшепрашэм, едно «Живец» — с трудом сформулировал я. И добавил: «Дзенькуе бардзо»

 

Кроме пива в этом странном заведении ничего не было.

 

Надо сказать, что «заведение» было забито до отказа. Так, что мне пришлось искать свободный столик.
За столами, в густом сигаретном дыму («В Европе ведь запрещено курить в заведениях!!!» – шептало мне отмороженное сознание) сидели бомжи. Они-то хорошо подготовились к морозам. Закутанные в шубы, шарфы и каких-то кошек, за столами сидели и бухали представители люмпен-интеллигенции, как мог бы, пожалуй, их охарактеризовать Ленин. Мое, отгаллюцинированное холодом сознание в этом собрании рассмотрело даже Дзержинского. «Господи! Только не это!» — кричали субличности).
Они пили пиво, какие-то лосьоны, разбавленные тем же пивом. Какая-то компания за столом горланила польские патриотические песни под гитару. Какие-то одутловатые бабульки пытались играть с судьбой, забрасывая (видимо) последние злотые в одноруких бандитов. В общем, ночная тусовка жила. Все это напомнило знаменитое заведение, в котором, скорее всего, однажды побывал Тарантино, но с той лишь разницей, что в Мексике морозов не бывает, а здесь пар шел изо рта…

Понятно, что я выгодно отличался от бомжей! У меня не было ни теплой куртки, ни шарфа. Думаю, они смотрели на меня сочувственно. Думаю даже, что их намерения в отношении моего перспективного рюкзака были компенсированы моей летней одеждой.
И когда в заведение зашли шестеро, откровенно хрестоматийных: бритоголовых, громких, угрожающе вежливых джентльменов, их выбор пал на соседний столик: на ребят наехали (не понимая по-польски, я понял это на другом, эмоциональном уровне). На странного, дрожащего от холода посетителя они не обратили внимания. Мне казалось, что я сплю…

 

А мне-то надо было продержаться всего час. И неважно, что температура в заведении не превышала 0 градусов…

 

Но автобус на Вильнюс не пришел. Я выбегал из «заведения» несколько раз. Бежал через площадки. Подбегал к автобусам: все зря.

В час ночи я понял, что автобуса не будет. Не то, чтобы я очень расстроился. Скорее я задумывался о том, почему Аяуаска так долго не отпускает!? И, почему так холодно?!

 

Мне казалось, что все, что происходит – просто галлюцинация….

Выскочив в очередной раз навстречу автобусу, я заметил проезжающее такси. Понятно, что характер моих телодвижений и маханий руками убедил варшавского таксиста в том, что перед ним самый нужный клиент. Он нехотя остановился. Как-то я сумел объяснить ему, что мне нужна гостиница. Он охотно вызвался помочь странному человеку, утроив, правда, гонорар за услуги. (Утром я ехал на автовокзал на такси из гостиницы за 30 злотых). Мудрый таксист пообещал за 100 злотых доставить меня до ближайшей гостиницы. Грех на него жаловаться – видели бы вы меня…

 

Проспав в гостинице 3 часа, в 5 утра я выехал на вокзал. Действительно, все автобусы в Вильнюс ходят по утрам. Мне просто дали неверную информацию…

 

В 6:30 я уже сидел в теплом автобусе, направляювшемся в Вильнюс.

Но разговор, собственно, не об этом. Я хотел сказать, что ситуация, в которой я оказался, любого другого свалила бы с ног (имея в виду перепад температур от +27 до -23). Я приехал в Вильнюс почти без симптомов простуды. Так… Легкий насморк:)

 

И только организм мой собрался нормально поболеть, как вдруг – семинар в литовском городе Друскенинкай. И я выехал в этот обаятельный, милый городок для того, чтобы провести Мастер-Класс удивительным людям… И, никакой болезни.

 

А потом, когда мой организм мне сказал, что, мол, хватит, дай уж поболеть, в Москву из Киева прилетает Геннадий. На индивидуальный 4дневный мастер-класс. И организм опять не чувствует никаких недомоганий.
Это учитывая московские морозы, перепады и период адаптации организма после смены часовых поясов.

 

И вот!!! Наконец! Сегодня!!! Когда этот семинар закончен, а до следующего еще есть несколько дней, ура!!! Ура!

 

Сегодня: это характерное першение в горле! Эти зачатки высокой температуры! Это легкое бросание то в жар, то в холод. Потоотделение. Легкая вата в голове! Этот насморк, наконец!!!
Ну, наконец-то, немного можно дать организму оттянуться!

Давай уж, приболей на день-два. Порадуйся этим соплям, туману в голове, температуре и всем этим дурацким гриппозным симптомам. Давай, дорогой. Ты так долго этого ждал! Отпускаю….

 

Но!!! Ненадолго!:)

 

 

Продолжение историй N4

О «внушенных ролях» и таланте…

Поскольку тема, затронутая Theliving кажется мне принципиально важной, свой ответ на ее последний комментарий я вынесу (частично) на всеобщее обозрение.

 

«Почему выйдя из транса, человек не становится Аллой Пугачевой, Веркой Сердючкой или Витасом? (Витаса, кстати, не пробовали внушить? было бы интересно послушать…) Видимо, еще реже он становится Моцартом или Бетховеном. Или Тарковским, хотя бы, например».

Вы, очевидно, все напутали. Человек, который «играл» в гипнотическом трансе «Аллу Пугачеву» не должен оставаться Аллой Пугачевой, выйдя из транса. Так же, как и Максим Галкин, пародируя Аллу Пугачеву, не остается ею после своего выступления. Суть пользы феномена внушенных ролей абсолютно в другом!

 

Внушая роли активных личностей в трансе, я хочу продемонстрировать самому гипнотику то, что он может вести себя (чувствуя себя легко и комфортно) так, как никогда бы не смог (как ему казалось) вести себя ранее. Когда я вывожу из Состояния застенчивую, закомплексованную женщину, которая только что уверенно пела и танцевала на сцене, искрометно шутила, веселила зрительный зал, обычно это вызывает удивление не только у зрительного зала, но и у самой женщины-гипнотика.

 

Сам факт того, что человек в одночасье может избавиться от комплексов и страхов убеждает людей в том, что «застенчивость», «неуверенность», «закомплексованность» — не суть их характера, а всего лишь Модели Поведения, укорененные в подсознании. И эти модели легко заменяются и фиксируются. На этом-то и основан феномен самогипноза. Вся гипнотерапия на этом феномене основана. Все, так называемое кодирование на этом основано! На реализации постгипнотических программ. (Я уже не буду здесь касаться известного психотерапевтического метода И. Е. Вольперта «Имаготерапии» — ролевой психотерапии, или «Психодрамы» Якоба Морено).

 

Однажды на гастролях в Каунасе очень весело и правдиво роль Аллы Пугачевой исполняла молодая девушка. Она бойко и уверенно отвечала на вопросы зрителей о своих взаимоотношениях с Киркоровым, о своих «гонорарах» и т. д. «Алла Пугачева» зажигательно танцевала и пела. Когда на авансцене я вывел ее из состояния, оказалось, что девушка (которую звали Диана) очень сильно заикается. Этого я совсем не ожидал! Девушке было 19 лет. (Наверняка вы знаете исполнителей, которые читают стихи и поют не заикаясь, а в обычной речи испытывают затруднения. Т. е., например, известный бард Вадим Егоров в роли «певца» не заикается, а в «роли» Вадима Егорова говорит с трудом).

 

— Диана, Вы помните, как буквально 3 минуты назад вы давали интервью, очень быстро и свободно разговаривали? – спросил я.
— Пппп-омню. Но эээээ-ттт-о бббыла не я…
— Это были Вы! Только Вы играли роль уверенной, нормально говорящей женщины!
Скажите, Диана, вы можете представить себе в своем воображении, как вы берете у меня этот микрофон, как вы обращаетесь к залу и говорите свободно? Только представить?!
— Ммм-огггг-у.
— Тогда слушайте: сейчас вы войдете в транс, как я только что вам показал, и представите себе, находясь в трансе, как вы свободно разговариваете со зрительным залом. «Прокрутите» этот образ так, чтобы он слился с вами. Слейтесь с этим образом так же, как только что вы слились с образом Аллы Пугачевой. И потом, сосчитав до трех, выходите из Состояния. Так, как я только что всем показывал. И всё. Ок?
— Поппп-ппп-пппробую.

 

Диана входит в Состояние. Минуту стоит с закрытыми глазами – программирует себя. Через минуту открываются глаза. Диана берет микрофон, подходит к краю сцены.

 

— Добрый вечер, дамы и господа. Впервые в своей жизни я стою на сцене и говорю в микрофон. Мне очень нравится, что я могу говорить с вами, и при этом, совсем не волноваться…. – и так далее.

 

Наверняка, половина зрительного зала была уверена, что все это подстава. На следующий день Диана зашла в гримерку с родителями и с букетом цветов. Диана разговаривала без запинки. А главное: она знала, что то что случилось, сделала она сама. Я ей только помог понять механизм работы психики в Гипнотическом Трансе. Вот для чего иногда человеку полезно побывать в роли «Аллы Пугачевой».

 

Теперь о талантах. Талант – это когда что-то (творчество) вырывается наружу, и человек чувствует потребность творить. «Если можете не писать – не пишите» — рекомендовал Л. Н. Толстой молодым писателям.
За время своей гастрольной деятельности я получил сотни писем со стихами, рассказами, рисунками. Люди утверждали, что после концертов их просто «пробивает» на творчество. Им хочется ТВОРИТЬ! Если вы усомнитесь в моих словах, надеюсь, не будете сомневаться в результатах исследований профессора В. Л. Райкова, который долгое время исследовал процессы творчества в гипнозе. В. Л. Райков утверждал (опираясь на огромное количество экспериментов), что гипнотический транс стимулирует творческую активность, раскрывает «зарытые» таланты, активирует «творческое» правое полушарие. Не поленитесь, поищите работы В. Л. Райкова! Вам станут понятны механизмы раскрытия ТАЛАНТА.

 

Вот вам список работ профессора В. Л. Райкова, касающихся исследований творчества в гипнозе:

 

1. Райков В.Л. Исследование сомнамбулической стадии гипноза с феноменом внушенной роли при активной деятельности загипнотизированного. — Терапия психических заболеваний. М., 1968. С. 457-463.
2. Тихомиров О.К., Райков В.Л., Березанская Н.М. В кн. Психологические исследования творческой деятельности. М., 1975. С. 140-205.
3. Райков В.Л. О возможности улучшения запоминания в гипнозе. — Новые исследования в психологии. 1976, № 1. С. 15-19.
4. Райков В.Л. Неосознанные проявления психики в глубоком гипнозе. -Вопросы философии. 1978, № 4. С. 107-114.
5. Райков В.Л. Гипнотическое состояние сознания как форма психического отражения. — Психологический журнал. 1982. Т. 3. № 4. С. 104-114.
6. Райков В.Л. Роль гипноза в стимуляции психологических условий творчества. — Психологический журнал. 1983. Т. 4, № 1. С. 106-115.
7. Райков В.Л. Гипноз и постгипнотическая инерция как модель исследования творчества. — Психологический журнал. 1992. Т. 13, № 3. С. 102-111.
8. Райков В.Л. Творческая самореализация человека во Вселенной. — В кн.: В.Л.Райков: гипнотизер, ученый, художник, поэт. М., Ассоциация творческого и лечебного гипноза, 1995. С. 3-5.
9. Райков В.Л. О неоднородности сомнамбулической стадии гипноза. — В сб.: Проблемы психоневрологии. Под ред. В.М. Банщикова. М., 1969. С. 405-409.
10. Райков В.Л. О гипнозе не по Павлову. — Медицинская газета. № 35 от 11.5.94.
11. Райков В.Л. Чтобы спастись, человеку надо стать Богом. — Медицинская газета. № 7 от 3.3.95.
12. Райков В.Л. Психологические резервы личности в гипнозе. — 2-й Международный коллоквиум по социальной психологии. Тбилиси, том 2, 1970. С. 224-227.
13. Райков В.Л. Опыт применения высшей ступени аутогенной тренировки для снятия усталости и мобилизации творческого процесса. — “Физиология труда”, Научная конференция, Москва, 1973. С. 306-308. Октябрь 14-16.
13. Райков В.Л. О формировании способностей к изобразительному творчеству с помощью гипноза. — Психологические проблемы юности. Ученые записки Мос. гос. Пед. Института им. В.И. Ленина. № 331. М., 1969. С. 140-142.
14. Райков В.Л. Влияние глубокого гипноза на резервные возможности памяти и регистрация уровня гипнотического состояния с помощью электроэнцефалограммы. — “Психологические исследования в практике врачебно-трудовой экспертизы”. Сборник научных трудов под ред. В. Когана. М., 1969. С. 127-137.
15.Райков В.Л. Гипнотическая форма сознания и творчество. — 5-й семинар по проблемам методологии и творчества. Симферополь, 1986. С. 115-116.

 

 

Гариман

В клипе снялись Гариман и я. Гариман (он же Игорь Шушунов) — лидер группы «Прикладное Искусство» , мой друг, увы, покойный. Клип снимался в начале 90-х в Петрозаводске. Песню исполняет солист группы Дима Осипов. Музыку Гаримана я использовал в 9-м выпуске «Охоты за Силой».

 

 

Как мы наладили «производство» экстрасенсов

Иногда, из любопытства я смотрю программу «Битва экстрасенсов». Некоторые люди, зная, что я «как-то связан» с каналом ТНТ спрашивают меня: «Не подстава ли это?» Зная, как снимается программа «Битва экстрасенсов» я обычно честно заявляю: «Нет, не подстава». И когда я начинаю рассказывать о том, как в начале 90-х мы с ассистенткой Людмилой «штамповали» экстрасенсов по всему тогда еще Советскому Союзу, люди, почему-то, с недоверием на меня косятся и скептически улыбаются…

 

А дело было так. В начале 90-х мы гастролировали по Советскому тогда еще Союзу с программой «Откройте в себе талант». Это было искрометное гипно-шоу с участием зрителей. Зрелищная часть этого шоу, фактически была похожа на то, что люди видели в программе «Гипноз на ТНТ». С той лишь разницей, что я пояснял и разъяснял суть гипнотических феноменов. И заодно обучал участников шоу самогипнозу прямо на представлениях.

 

В первой части гипнотического шоу я «раздавал» гипнотикам всевозможные роли активных личностей. В гипнологии это явление носит название «феномен внушенной роли». Суть явления заключается в следующем: если гипнотику в состоянии сомнамбулизма сказать, что он, например, «Алла Пугачева», гипнотик начинает вести себя так, как (по его мнению) должна вести себя настоящая Алла Пугачева. Гипнотик отождествляется со своей новой ролью, и часто это выглядит очень смешно. При этом память о собственной личности как бы затирается. Уходит на задний план. Гипнотик полностью убежден, что он – Алла Пугачева. Часто гипнотик настолько вливается в новую роль, что и манера поведения, и голос, и манера пения практически не отличаются от оригинала. (Бывшие на представлении в Нарве год назад зрители, наверное, помнят «Верку Сердючку», исполненную одним из участников шоу;)

 

В начале 90-х у нас проходил очередной цикл концертов в городе Петрозаводск. Цикл состоял из 12 концертов и проходил в одном из крупных домов культуры Петрозаводска. Билеты на представления были раскуплены за 2 недели до начала выступлений (да-да, были такие времена!). Шестисотместный зал каждый день был забит до отказа. Ежедневно на сцене присутствовало порядка 30 гипнотиков (людей, в глубоком гипнотическом трансе).

 

На одном из концертов, помимо прочих ролей (Майкл Джексон, Горбачев, Игорь Николаев, Алла Пугачева и другие) я внушил одному из гипнотиков, что он – известный экстрасенс (тогда его показывали часто по ТВ) – Алан Чумак. Герой тут же стал размахивать руками, пародируя известного экстрасенса. Герой предложил всем «зарядить воду и кремы». Зрители смеялись. Тут мне подумалось, что номер с «Чумаком» можно украсить. Совершенно случайно (!) я сказал «Чумаку», что «с этого момента вы будете ощущать биополя людей. Вы будете уметь управлять биополями людей. Вы сможете лечить людей и будете знать, как не переносить их болезни на себя. Ваши руки будут знать, как снимать боли и болезни…» Понятно, что свои внушения я воспринимал как очередную шутку – импровизацию.

 

После этих внушений я с «серьезным видом» обратился к зрителям, сидящим в зрительном зале: «если у кого-то есть проблемы со здоровьем, какие-нибудь боли или болезни, прошу на сцену. Алан Чумак вам поможет». Самого «Алана Чумака» я поставил на краю сцены рядом с кулисами (чтоб не мешал мне проводить опыты). Поставил перед ним стул. Из зрительного зала робко на сцену поднялась пожилая женщина. Недоверчиво посмотрев на меня, женщина уселась на стул, стоящий перед нашим «экстрасенсом».

 

Села и закрыла глаза. «Алан Чумак» со свойственной оригиналу уверенностью стал делать «магические пассы». Не прошло и 3-х минут, как женщина открыла глаза и просияла в улыбке. Меня, честно признаться, это порядком удивило. Я подбежал с микрофоном к женщине и спросил (скорее, шутливым голосом): «Помогло?» Ответ был таков: «Да, вы знаете, боль ушла. У меня хронический остеохондроз и боль не отпускала в течение всего концерта. А сейчас все прошло. Спасибо!» честно говоря, такой ответ меня озадачил. Даже удивил. Но, понятно, виду я не подал и отреагировал так, как будто все это в порядке вещей. Сразу же из зала потянулись болезненного вида старушки и старички. Делать нечего. Все они были допущены к нашему «Алану Чумаку», и, что самое удивительное, всем им наш новоиспеченный экстрасенс помог. Я не знал, что и думать.

 

Когда я вывел из Состояния «Алана Чумака» и спросил его, помнит ли он, как лечил людей, тот сказал, что помнит, но объяснить, почему и как это происходило он не может…

 

На следующем концерте я решил проверить свою необычную догадку. Раздавая роли, я выбрал женщину бальзаковского возраста и внушил ей, что она «знаменитая Джуна Давиташвили» (есть такая знаменитая личность). После чего я поставил перед ней стул и повторил в зрительный зал свое вчерашнее предложение. Стали выходить люди. Я поставил стул рядом с кулисами, чтобы «лечение» не отвлекало зрителей от демонстрируемых мной опытов. За время концерта к нашей «Джуне» из зрительного зала вышло порядка 7 человек. И самым странным и удивительным было то, что все эти люди из зрительного зала на полном серьезе утверждали, что получили облегчение, избавились от боли, стали чувствовать себя лучше.

 

«Джуной» оказалась жительница Петрозаводска Мария Николаевна (имя настоящее). Она призналась, что работает на каком-то предприятии. Работа, кажется, была связана с конвейером. Ни о каких таких способностях Мария Николаевна не подозревала. На концерт попала случайно (подруги привели). Ничего об экстрасенсорике не знает. Как лечила людей, не понимает…

 

Тут я крепко задумался. Но так ничего и не придумал, чтобы объяснить это явление. Марии Николаевне мы вручили пригласительные билеты на оставшиеся концерты. Пусть развивает открывшийся дар.

В следующий вечер я выхожу к микрофону и как всегда произношу свою вступительную речь. Замечаю в проходе, ведущем на сцену у стены в зрительном зале стоит небольшая (из 6 человек) очередь. Какие-то пожилые женщины и мужчины. «Вы без места остались?» — спрашиваю я. «Нет. Места у нас есть. А вы будете сегодня экстрасенса делать, как вчера?» — спрашивает одна из женщин. «Однако!» — подумалось мне.

Как говорится, «по просьбам трудящихся» я снова сделал из Марии Николаевны «Джуну». Стул и саму Марию Николаевну я поставил за кулисы, так, чтобы ее «лечебные сеансы» не отвлекали зрителей от самой программы. В этот раз Мария Николаевна поработала с примерно двадцатью пациентами. На следующий день в проходе стояла очередь из примерно 30 человек. Дело приобретало странный оборот. Видимо, распространились слухи. И уже многие из людей шли не на представление гипнотизера Дмитрия Домбровского, а на лечебный сеанс Марии Николаевны…

 

Закончилась эта история тем, что через неделю после нашего отъезда из Петрозаводска Мария Николаевна уволилась с работы. «Слишком много клиентов. Не успеваю и там и там…» — жаловалась она мне по телефону. С тех пор Мария Николаевна занималась народным целительством. Ее успехи в Петрозаводске были таковы, что мой администратор Виктор Болдин привез ее на время в Литву. Лечить онкологических больных. И Мария Николаевна успешно их лечила.
С этого случая начались наши эксперименты по раскрытию экстрасенсорных способностей. В каждом городе, где мы гастролировали, я «делал» экстрасенсов. И каждый раз успешно. За время наших гастролей как минимум 5 человек, побывавших на наших выступлениях и «сыгравших» роль экстрасенса уволились с работы и стали заниматься целительством или предсказаниями.

 

Когда я вдруг понял, что на самом деле никакого «дара свыше» не существует, а существует лишь способность человека задействовать ранее незадействованные нейронные сети в мозге, я усовершенствовал этот показательный номер. Неоднократно я, обращаясь к зрительному залу, говорил: «Посмотрите. За моей спиной вы видите 20 гипнотиков. Двадцать человек в глубоком гипнотическом трансе. Вы можете выбрать любого из них, и я моментально сделаю из него экстрасенса. Вы можете выбрать кого угодно!» Зрители указывали на какого-нибудь гипнотика («Вон ту девушку в красном платье сделайте экстрасенсом…» «Нет проблем!»). Мне достаточно было подойти к выбранной залом девушке, внушить ей, что она «Джуна», и десятки абсолютно трезвых людей из зрительного зала испытывали на себе удивительные способности новоявленного экстрасенса. Самое характерное, что после концерта все эти открытые способности не исчезали. Более того, многие их успешно развили и используют до сих пор.

 

Еще более странный случай произошел на гастролях в белорусском городке Пинск. Там мы выступали с циклом из 6 концертов. Как обычно, в начале зрелищной части я раздал роли и мы «полетели на Гавайские острова». Я обратил внимание на девушку, которая в отличие от остальных гипнотиков не «открывала холодильник с прохладительными напитками», не «собирала цветы», не «ловила рыбу», в общем, не делала все то, что делали остальные гипнотики. Я спросил у ассистентки Людмилы, в чем дело? Людмила сказала, что девушка хочет «полетать» и просит, чтобы ей не предлагали «холодильники», «телевизоры» и проч. Поскольку самым главным принципом моей программы было (и есть) НЕ НАСИЛИЕ, я оставил девушку в покое. Так она весь концерт и «пролетала» сидя на стуле. Познакомился я с ней тогда, когда всех вывел из состояния. Девушку звали Наташей. Я поинтересовался, почему ей не хотелось развлекаться на Гавайских островах. Наташа сказала, что летала в очень необычных мирах, и что это было так завораживающе, что никакие холодильники с шампанским не могли идти в сравнение.

 

Вдруг, стоя на сцене Наташа посмотрела в зрительный зал. Ее взгляд остановился на человеке на первом ряду. «Вы помиритесь со своей сестрой» — произнесла Наташа глядя на одного из зрителей. Судя по выражению лица человека, сидящего в первом ряду я понял, что он к этой фразе не был готов. Лицо его вытянулось. Глаза расширились. «Вы знаете этого человека?» — спросил я. «Нет. Не знаю. Но я вижу.» — ответила Наташа. «И что вы видите?» — недоуменно спросил я.
— Я смотрю на людей и вижу их будущее
— И давно это у вас?
— Нет. Никогда до сих пор не было…

 

Я закруглил концерт с тем, чтобы подробнее поговорить с Наташей. Перед гримеркой скопилось около 20 удивленных зрителей. Наташа смотрела в упор на незнакомых ей людей и рассказывала… о прошлом этих людей. Причем, детали, которые она открывала заставляли многих людей смущаться. Наташа видела прошлое каждого из стоящих, как кинофильм. Более того, она утверждала, что точно так же, как кинофильм она видит и будущее этих людей. Собравшиеся зрители были поражены. Но больше всех, понятно, был поражен я. Гипнотический транс «раскрыл» способности к ясновидению. Это тогда не укладывалось в мое мировосприятие.

 

Когда через полгода мы приехали в Пинск (по просьбе трудящихся), через администрацию дворца я нашел Наташу. Оказывается, после наших выступлений сарафанное радио разнесло по всему городку весть о чудо-девочке. Родители Наташи 2 раза меняли домашний телефонный номер. Способности у Наташи остались. Но судя по всему, они не сделали ее счастливой. Она жаловалась, что жить ей стало труднее. Люди попросту преследовали ее. Как говорится, не давали прохода. А ей, как она утверждала, не хотелось видеть будущее незнакомых ей людей. И особенно ей не хотелось сообщать людям о дне их смерти…

Поначалу мы переписывались с Наташей. Но с течением времени переписка угасла, и я потерял с Наташей связь. За время наших гастролей дар ясновидения открылся у Дайвы из Клайпеды, Инги из литовского городка Укмерге, Андрея из Барнаула, Маши из Златоуста и еще нескольких человек.

 

Единственное, что мне хотелось бы добавить…
Вы, наверное, спросите, неужели я не воспользовался способностями Наташи?
Отвечаю: воспользовался. И Наташа, посмотрев на меня, все рассказала. И все, что мне надо, я знаю…

P. S. Понятно, что многие люди могут все вышеизложенное подвергнуть сомнению. Но то, что я описываю видели сотни (если не тысячи) людей. Видели мои ассистенты, администраторы, руководители дворцов культуры. При желании все детали можно восстановить. А можно поступить иначе: любой скептик может (создав определенные условия — зрительный зал со зрителями) убедиться в истинности вышесказанного в любой момент. Я всегда к вашим услугам.

 

Отзывы…

Продолжаю публиковать отчеты участников, побывавших на моих семинарах. Отчет Александры — участницы Одесского семинара. Спасибо, Александра, за понимание!

 

Итак.. многие у меня спрашивают, а как же прошёл семинар. Попробую рассказать в нескольких словах, хотя понимаю, что что бы я сейчас ни написала, это не передаст всю ту атмосферу и всё то понимание, которое мы на этом семинаре почувствовали.

 

Для тех, кто не в курсе – 26-27 ноября в Одессе состоялся семинар «Магия Самогипноза» под чутким руководством Дмитрия Домбровского (www.domdao.ru). И мне выпала честь и чудесная возможность посетить этот семинар.

 

Приятные люди, уютное помещение, запах ладана (который я теперь могу почувствовать при желании где угодно).. Все пришли с похожими, но разными целями. Уверена, что большинство их достигли. Это было некое таинство, словно прикосновение к Неизведанному, единение среди собравшихся. И в состояние, в то самое Состояние лично я вошла еще перед приездом, еще в дороге, и пребываю в нём теперь очень часто, если не всегда. Дмитрий стал нашим проводником в новое понимание жизни, эдаким катализатором нового, более осознанного мышления. Дал возможность задуматься над многими вопросами и показал многогранность человеческой психики. Ведь большая часть людей даже не подозревает о том, насколько уникальный инструмент, насколько потрясающий дар имеют – огромные резервы возможностей, возможностей раскрывать свои таланты, задавать своей жизни желаемое течение, управлять процессами собственного организма и реальностью вокруг!

 

Ощущения от пребывания в состоянии более глубокой (лично для меня) медитации незабываемые. Ведь это здорово – когда, например, ты понимаешь, что своей же рукой рисуешь окружающую тебя картину, когда каждый мазок на листе бумаги претворяется в то, что происходит в шаге от тебя! Вот когда я по-настоящему ощутила себя художницей жизни в буквальном смысле. 🙂 Или же побывать в тысячах километров от Земли, наблюдая за нашей голубой планетой из далёкого космоса! Ощутить это неимоверное пространство галактик и звёзд! Или просто пройтись по морскому побережью, почувствовать запах моря, услышать шум прибоя и прохладу песка, понаблюдать за живостью волн, при этом не выходя из помещения семинара… Всего не описать, не передать, для того, чтобы понять, надо побывать. Прочувствовать на себе, насколько захватывающим может оказаться путешествие в глубины собственной психики и насколько необыкновенных ощущений можно добиться применением техник самогипноза или холотропного дыхания (и многих других). И честно признаясь, этого мне удалось добиться не в самых глубоких степенях транса (по моей оценке). Уверена, что путем практики смогу достичь гораздо более глубокого состояния, более яркой визуализации образов и обязательно смогу выполнить то, что так и не получилось на самом семинаре в связи с недостаточной убедительностью того холода, который я себе представила, — анестезию. У меня даже чисто медицинский интерес к этому явлению. И я знаю, просто знаю, что это обязательно получится.

 

Как говорят некоторые, жизнь разделилась на «до», «во время» и «после». Добавлю, что несмотря на эту условную разделенность, своей целостности и гармоничности она всё равно не теряет. Что изменилось? Восприятие. Осознание стольких вещей.. словно пробуждаешься от глубокого сна (забавно, если учесть, что пробуждение наступает от погружения в некий сон). Друзья рады этим переменам во мне. Объективно – после семинара ко мне вернулся совершенно утраченный до этого аппетит. Ушли все психосоматические неприятности моего организма. Я снова стала открыто эмоциональной и свободно выражаю свои чувства. Вспомнила о том, что люблю, какие занятия мне по душе, снова начала активно творить. И понимаю, что это лишь начало. Начало новой, потрясающей жизни…

 

Те ощущения и то понимание, которое я там обрела, отныне всегда со мной. И терять это не собираюсь.

Спасибо огромное Дмитрию за то, что.. За то, что это чудесный, отзывчивый, добрый человек с неповторимым чувством юмора (Дима, тебя до сих пор цитируют знакомые! ), за его поддержку и веру в нас! Впечатления остались наилучшие! 🙂

 

 

 

Как я смеялся вместе с Буддой…

Вот вам самая свежая Дзенская история…
Дзенской она стала тогда, когда я вдруг понял, что это — действительно Дзэнская история. А действительно Дзенской эта история стала только через минут пятнадцать после того, как всё случилось. Тут так: либо ты Дзен, либо у тебя комплексы до конца жизни буддут.

 

Если честно, в первые пятнадцать минут после того, как все это произошло, я дико переживал. Я испытывал невероятное чувство вины. И мучили меня вполне реальные угрызения еще вполне действующей совести. Меня поймут те, кто знает мое отношение к принцу Гаутама. Вы поняли?!

 

Посмотрите на прилагаемую фотографию. Это Дамбулла. Одно из самых почитаемых буддистами священных мест в Шри Ланке. Масштабы построек и степень благоговения перед этим местом поражают. Место и вправду красивое.
«Пещерный храм Дамбулла был преподнесен в дар, в знак благодарности, Ордену буддийских монахов, приютивших короля Валагамбаху во время 14 летней оккупации столицы Анурадхапуры (89 — 103 гг. до н.э.). Об этом свидетельствуют брахманские надписи над входом в пещеры. Храм, построенный в 150 м. скале, состоит из 5 пещер. Здесь находится самая большая коллекция статуй Будды, многим из которых уже более 2000 лет. Остатки штукатурки со следами краски снаружи пещер указывают на то, что храм представлял собой сплошную галерею живописи. Храм датируется 1 в. до н.э., но достраивался и восстанавливался в XII и XVIII веках.»

 

Как сказал бы Гоцман из «Ликвидации»: «Картина маслом»!
Вот я подхожу к кассе, где следует купить билеты. Вот я покупаю билеты. Вот я проникаюсь чувством благоговения от всей этой буддийской тропической прелести. Озираюсь по сторонам. Фотографирую величественную позолоченную статую Будды. Поражаюсь чистоте и аккуратности храмового комплекса…

 

Вот беда: надоевший за два дня насморк не дает покоя. Акклиматизация (из – 10 в + 30) у меня, как правило, сопровождается (пардон!) насморком.
У входа в храм стоят полицейские и какие-то еще (вневедомственные) охранники. Достаю салфетку. Извините, высмаркиваюсь. Ищу глазами мусорку. Нахожу ее непосредственно (смотрите на фотографию) у лестницы, ведущей в храм. Моё ошарашенное от увиденной красоты подсознание с умилением прочитывает яркую надпись на желтом фоне: «KEEP THE TEMPLE CLEAN». «Какие молодцы!» — думаю я. Комкаю свою использованную салфетку в руках, подхожу к мусорному ведру и ПЫТАЮСЬ помочь всему родному мне Буддизму содержать этот чудесный храм в чистоте. С удивлением обнаруживаю тонкую прорезь в верхней части мусорной корзины. Но не удивляюсь. Потому что вокруг красота!
Занозится мысль: «Надо же! Как неудобно устроена мусорка! Зачем же такое узкое отверстие делать?! А если бы я выбрасывал что-нибудь более крупное?! Или это только для салфеток?!»

 

На меня внимательно смотрят охранники и полицейские. Пытаюсь пальцами запихнуть использованную салфетку в узкую щель. Улыбаюсь полицейским. Полицейские и охранники, по-ланкийски, вежливо улыбаются в ответ. Мне кажется, что узкая щель создана именно для того, чтобы туристы, пытающиеся избавиться от последних привязанностей, попыхтели, потрудились, попотели — и в этом есть какой-то очень важный буддийский смысл.

 

Я продолжаю, упорно улыбаясь, отдавать салфетку ящику. Полицейские и охранники уже смеются. Я начинаю чувствовать, что прохожу какое-то испытание, смысл которого известен только избранным и полицейским. Ни к тем, ни к другим, понятно, я не отношусь.
Окончательно утопив салфетку в ящике, я открыто смотрю в сторону охранников и улыбаюсь так, как человек, только что прошедший какую-то важную инициацию (не представляющий ее смысла). А они уже, вообще хохочут!
И только отойдя от злополучного ящика метров на десять, мое, потенциально Дзенское сознание, наконец-то, фиксирует белые буквы на голубом фоне: «DONATION» (ПОЖЕРТВОВАНИЯ).

 

Когда я понял предназначение ящика, сопоставил свои действия с реакцией охраны и полицейских, вспомнил о своем отношении к Буддизму и лично к Гаутаме, почувствовал мозолями пяток энергетику места, в котором нахожусь – мне стало плохо. Улыбка сползла, стекла и растворилась в лужах свежевыжатого дождя. Мне было стыдно: Я ЗАПИХАЛ ГРЯЗНУЮ САЛФЕТКУ В УРНУ ДЛЯ ПОЖЕРТВОВАНИЙ, предназначенных БУДДИЙСКОМУ ХРАМУ!
Это был шок! Мне показалось, что даже сидящие на священных лысых магнолиях обезьяны откровенно смеются!
Ступая босыми ногами по холодным каменным плитам, ведущим в самый известный пещерный храм Будды в Шри Ланке я вспоминал притчу…

 

«Жил человек, всем сердцем преданный Будде. И была у него прекрасная старинная деревянная статуя Будды, настоящий шедевр. Он относился к ней как к величайшему сокровищу.
Однажды холодной зимней ночью человек этот остался один в соломенной хижине. Был жуткий мороз, и он в отчаянии дрожал от холода. Похоже было, что пришёл его смертный час. Не было ни щепки, чтобы развести огонь. В полночь, когда человек уже почти окоченел, перед ним явился Будда и спросил: «Почему ты не сожжёшь статую?»
Деревянная статуя всё так же стояла у стены. Человек очень испугался. Должно быть, это был демон. «Что ты сказал? Сжечь статую Будды? Никогда! Ни за что!»
Будда рассмеялся и сказал: «Если ты видишь меня в статуе, ты упускаешь меня. Я — в тебе, а не в статуе. Я не в предмете моления, я — в молящемся. И это я дрожу в тебе! Сожги статую! Согрей Будду!»

Я вспомнил эту притчу. Мои ноги вели меня куда-то в пещерный полумрак. Холодный камень был мягок и тёпл. Скорее всего, я был очень близок к Учителю. Я слышал его смех. И я смеялся. Мы смеялись вместе…с Буддой.

 

 

Отчёт о семинаре…

Отчеты о семинарах обычно в сети не появляются. Да и сам я не рекомендую участникам своих семинаров перед кем-то отчитываться. Но ведь можно же сделать исключение. Сегодня в Фэйсбуке появился адекватный отчет о семинаре, который я, с разрешения автора, все-таки, решил опубликовать здесь…

 

Самогипноз — мой первый опыт. Вчера я прошел интересный тренинг Дмитрия Добровского — Самогипноз. Многие возможно видели его гипноз шоу по украинскому телевидению. Кто не видел, можете на ex.ua найти интересные записи его шоу — Что ты делал в прошлую пятницу? Так же есть короткие ролики на youtube.

 

Но дело не в этом, меня заинтересовали техники входа в ОСС. Согласно теории гипноза — организм работает в трех основных режимах: сон; бодрствование; особые состояния сознания (ОСС). Способы достижения ОСС бесконечно разные, но к ним также относятся и молитвы и медитации. Все это большинству из вас, кто интересуется йогой и техниками медитации уже знакомо, просто можно переосмыслить накопленный опыт и получить новые результаты практики. В состоянии ОСС уменьшается и останавливается внутренний диалог (эта та пустая мысленная болтовня у нас в голове, к-я почти никогда не прекращается). Осознанность в состоянии ОСС не теряется, но погружение очень глубокое, такое же глубокое как во сне. тело вы практически не чувствуете. А дальше все зависит от действий гипнотизера или от вас, если это самогипноз. Любая программа, которая будет вложена в ваш ум, будет этим же умом в последствии исполнена. По-сути ум в этом состоянии — это исполняющая желания драгоценность 🙂

 

Причем программа может в самом прямом смысле изменить не только внутренний, но и внешний мир. Т.е. вы реально меняете свою реальность. Тут уже все зависит от сути новой вложенно программы и глубины погружения в ОСС. Неважно, что вы практикуете — йогу, буддизм, шаманизм, суффизм, просто аутотренинг и т.п., принцип одинаковый. Различаются методы и воззрение. Те многочисленные друзья, кто практикует йогу для ума или тибетские буддийские практики думаю лучше поймут меня, т.к. здесь мы говорим о медитации, воззрении. Написал я это все для вас, что показать, что результат этой практики зависит от глубины погружения ОСС и простой убежденности в то, что это работает. Тут многие из вас вспомнят про состояние естественного присутствия в осознавании сущности и природы ума, про которое много написано в книгах по махамудре и дзогчен, что результат йогической практики визуализации в этом состоянии по сравнению с обычным состоянием ума увеличивается в тысячи раз.

 

Не буду про это состояние писать, так как и так много написано в книгах, таких как «Так как есть. Том2» Тулку Ургьена Ринпоче, «Всегда присутствующая свежая пробужденность» Чокьи Ньима Ринпоче. Но думаю тут много общего, хотя небольшую разницу я ощущаю, но это еще вопрос требующий дальнейшего исследования. Что мне еще понравилось в тренинге Дмитрия — это его открытость, позитивность, человеколюбие и схожее с моим неприятие сектанства в любой его форме. Так и есть, в нашей реальности эгоистичное использование этих знаний многими представителями тех или иных религиозных учений направлено на личное обогащение руководителей и приближенных к ним членов религиозных организаций.

 

Также понравился правильный и трезвый подход Дмитрия к оценке собственного опыта и опыта других людей, представителей различных схожих по сути систем знаний со всех континентов. Т.е. слепая вера отброшена в сторону, а взамен нее у этого человека имеется уверенность, основанная на реальных результатах поисков и личного опыта практики с сознанием. Понравились советы Дмитрия по практике. Попробую обобщить их как я понял своим скудным умом и кратко привести здесь. Видов медитации, а по сути способов введения себя в особые состояния сознания — огромное количество. Но каждому из нас нужно найти свой способ, который поможет нам наименьшими усилиями войти в это состояние, распознать его и пребывать в нем.

 

Если мы будем сидеть сложа руки, то будем как листья на ветру лететь, подчиняясь чужой эгоистичной воле, жалуясь на плохую карму. Нельзя накапливать и оставлять информацию на уровне знаний. Нужно взять свою судьбу в свои руки, как ученый проводить эксперименты, собирать и анализировать результаты своей практики. Найти ту самую практику, к-я лучше всего вас выведет к распознаванию и пребыванию в этом состоянии ОСС. Видов медитации и практик тысячи. Найдите свою, которая изменит вас, вашу жизнь в лучшую сторону и поможет многим другим 🙂

 

Автор: Сергей Романенко. Источник здесь

Получил вчера письмо…

Сомневался, стоит ли «в назидание» публиковать это письмо. Не решался. И, все-таки, публикую. Потому, что думаю, что у автора письма все получится. Он сделал важный шаг…

 

«Здравствуйте, Дмитрий!
Вот мы и снова встретились. Вернее,встретились мы чуть более года назад на гипнолог.ру,где я приобрел Вашу программу «Самогипноз и самопрограммирование». А впервые я познакомился с Вами во время Ваших выступлений в Клайпеде, в Доме рыбаков в 1990 году. У меня тогда получилось войти в то самое чудное состояние сознания. Я всё помню так,как будто это было вчера. И я по сей день безмерно благодарен Вам за то,что в ходе эстрадного представления Вы сумели уделить время нам-вышедшим на сцену,и успеть обьяснить что именно мы получили сейчас,стоя на этой вот сцене.

 

Я помню и Ваше предупреждение о возможной потере приобретенной способности,если мы не будем тренировать и поддерживать ее какое-то время до закрепления полученных навыков.Увы,именно так и случилось. И вот почти через 20 лет я вернулся к попыткам вернуть бездарно утерянные навыки,но восстановить это состояние так и не смог. Даже диск с Вашей программой не помог. Поначалу что-то встрепенулось в душе и вроде бы сдвинулось с мертвой точки,но потом все безнадёжно заглохло.Или я уже сам себе не верю,или просто умом тронулся за эти годы. Вот такая приключилась история. Растет злоба на самого себя,на свою давнюю безалаберность из-за которой упустил уникальнейший шанс в своей жизни.А самое страшное,что уже почти нет желания со всем этим бороться. Жизнь опостылела,окружающий мир кроме раздражения ничего больше не вызывает. Умом понимаю в какую трясину я погружаюсь,но уже начинаю испытывать какое-то мазохистское наслаждение от этого.

 

Спасибо Яндексу, нашёл этот сайт и как-то потеплело на душе. Спасибо Вам. Можете приводить эту историю как пример в назидание Вашим новым ученикам. Пусть хорошенько знают что они приобретают и какой горькой может быть потеря»

Мысли в небе

Летел сегодня утром из Питера в Киев. За спиной ровно два часа без умолку громко болтали трое современных, продвинутых во всех трендах, в рамках среднестатистического пакета эрудиции, прилично одетых, в возрасте молодых человека…

 

Пришла мысль: «Как научиться входить в трансовое состояние? Секрет прост: надо научиться просто «немного помолчать.»

Из сегодняшних разговоров соседей:

 

— А ты веришь в Благодатный Огонь?
— Я нет. Это фокус какой-то. А Ленка верит.
— А она крещеная?
— Да. Она верит. Я тоже крещеный. Но в Огонь не верю.
— А я в Бога верю…
— Я тоже в Бога верю. А в Огонь этот не верю. Там какой-то фокус. Смотрели «Праздник Святого Йоргена»?
(смех)
— И я не верю…

Вот интересно, что люди вкладывают в понятие «Верю»?

 

Что значит для человека «я верю»? Возможно, это значит, что:

 

1. Допускаю, что существуют необъяснимые логико-вербальным мышлением явления, и отношусь к этому осторожно. Эту осторожность называю «Верой».
2. Не пытаюсь объяснить логически явление, будучи убежденным, что оно существует.
3. В моей картине Мира присутствуют как физика, так и метафизика, поэтому, что возможно проверить — проверяю, а что невозможно проверить — не проверяю.
3. Не удобно быть «не-православным», когда повсюду окружают православные (католиики, баптисты, адвентисты и проч.)
4. Не могу найти объяснения явлению, поэтому пока нет научного объяснения — просто считаю, что то, о чем сообщается — правда.
5. Можно ли «верить» в то, что что-либо может перемещаться со скоростью, большей, чем скорость света, учитывая, что законы современной физики такую «веру» отрицают?
6. Можно ли считать утверждения «я верю в Бога» и «я верю в то, что все люди — добрые» одинаково недоказуемыми? При условии, что ключевым является слово «верю».
7. Верят ли во что либо животные, и если нет, то не является ли понятие «вера» тем, что нас отличает от животных, а именно — наличие логико-вербального полушария. (И чем тогда перед Богом провинились животные?)
8. Верить Партии и верить Богу — не одно и то же?
9. «Вы мне верите?» — так можно охарактеризовать любые заявления любых политиков в любые эпохи, направленные электорату.
10. Если я верю в неизбежность второй волны кризиса — можно ли меня считать верующим?
11. Если в моем понимании Бог — это Вода (у меня есть множество аргументов в пользу моей веры). И я верю в Бога (Воду). В этом случае я верующий или атеист?

 

Фу. Устал после перелета….

 

Человек может быть таким, каким сам захочет…

Неоднократные попытки посмотреть по телеканалу 3+ «Гипноз-шоу», которые ведет Дмитрий Домбровский, до конца не удались — не интересно. Но ведь и балет по телевизору я тоже смотреть не стану, хотя искренне люблю этот вид искусства. Поэтому, узнав о приезде гипнотизера в Нарву, решила пойти на концерт — а вдруг действительно интересно? Тем более и название программы «Чудеса человеческой психики» было любопытным.

 

Червь сомнения все же тихонько грыз — даже при том, что происходящее называют шоу, не окажет ли «вмешательство в психику» негативного влияния на здоровье? Задав этот вопрос президенту Эстонского общества психиатров Андресу Лехтметсу, услышала в ответ, что если речь не идет о лечении, то волноваться не о чем. «Идите и получайте удовольствие, — сказал он. — То, что происходит на подобных сеансах, с термином «психотерапия» ничего общего не имеет. В качестве развлечения лично я не возражаю против таких сеансов. Это как цирк — если смотреть на действие широко открытыми глазами и относиться к происходящему с юмором».

 

Ну, раз так — поехали… Зал центра «Женева» в тот вечер был заполнен. Публика по большей части состояла из молодежи. Людей среднего возраста и старше почти не видно. Из разговоров в фойе можно было понять, что пришли в основном поклонники телевизионного «Гипноз-шоу» — «посмотреть на живого Домбровского» и убедиться, что все, что показывают в программе, происходит на самом деле. Причем немало любопытных приехали издалека — не только из разных городов нашего региона, но и из Таллинна, Маарду, Пярну…

 

Вначале Дмитрий Домбровский провел небольшой экскурс, объяснив, что будет происходить. Как оказалось, он не любит слова «гипноз» и считает, что никакого отношения «это состояние», в которое он вводит всех желающих, к данному термину не имеет.

 

— Я никого не лечу и никому не даю никаких установок, — уверяет он. — Это состояние транса абсолютно безвредно для здоровья, и, скорее, его можно позиционировать как определенного рода медитацию, которой может заниматься любой человек. Войти в это состояние может любой, но не каждый способен с первого раза. В 90-е годы прошлого века мы проводили циклы по 10 выступлений, я называл это «школой гипноза», но цель- не показать фокусы, а обучить людей самостоятельно входить в состояние и контролировать его, это поможет выйти на новый уровень бытия, когда вы сами можете задействовать резервы психики.

 

Тест на гипнабельность

 

Тем не менее, ведущий все же предложил залу тест на гипнабельность. И растолковал, что это означает лишь то, насколько быстро человек может «войти в состояние».

 

— Некоторые люди быстро поддаются влиянию, и их легко сбить с толку прямо на улице, чем занимаются, например, цыгане, — подчеркивает он, — это называется внушаемость. Я научу вас быть такими, что никто не сможет вами управлять, кроме вас самих. Занимаясь темой саморегуляции уже два десятилетия, учу самостоятельно входить в трансовое состояние, показываю людям, что они сами могут управлять своей психикой и моделировать себя так, чтобы ваша личность вас устраивала. Вы сами можете корректировать нежелательные черты характера, а при желании даже избавляться от вредных привычек, более эффективно настраиваться на определенную деятельность. Когда доносите до подсознания свое желание, оно становится командой к действию. Например, после 3-4 сеансов человек внушает себе отвращение к табаку. Может за пять минут выспаться или избавиться от чувства голода… Не кто-то посторонний будет «закладывать» вам программы, вы сами сможете регулировать процесс.

 

Зрителей, прошедших тест — кто не смог самостоятельно разъединить руки после команды гипнотизера, пригласили на сцену для участия в шоу. Впрочем, присоединиться могли все желающие из «неподдающихся», и таких нашлось немало — несколько десятков человек. Дмитрий сначала помог войти всем в гипнотический транс, что удавалось не всем, — периодически люди открывали глаза и покидали сцену. Оставшихся Домбровский «отправил» на «другую планету», заставил их есть, пить, танцевать, смотреть телевизор и общаться с инопланетянами. Задавал по очереди роли — Димы Билана, Шакиры и так далее. Заставил протыкать руку иглой и укладывал между стульев. Правда, последний эксперимент не удался — спинки стульев не удержали хрупкой девушки.

 

Было любопытно, иногда удивительно и зачастую очень смешно. В общем, все происходило примерно так, как показывают по телевизору. С той разницей, что действующими лицами были знакомые многим нарвитянам люди и в отсутствии «подстав» можно было не сомневаться.

— Это состояние между сном и бодрствованием имеет прикладное значение, используется в спорте, искусстве и так далее, — комментирует действия Домбровский. — Вы контролируете его и становитесь неуязвимы. Для чего я «раздаю» роли? Не только для потехи публики, а чтобы показать, что все ваши проблемы — в подсознании: застенчивость, тревожность и прочее. И что роли можно менять, потому что человек по природе нейтрален и может быть таким, каким сам захочет. Я могу научить входить в это состояние и выходить из него, но чтобы вы могли пользоваться этими умениями дальше — надо заниматься хотя бы четверть часа в день.

 

После программы

 

У нас была возможность задать несколько вопросов гипнотизеру. Свои выступления Дмитрий Домбровский позиционирует как «удачная смесь эстрадного гипноза и семинара, который учит людей управлять своей психикой». Но если это такая панацея и совсем не трудно научиться, почему так мало людей, владеющих подобными навыками?

 

— Потому что нет специалистов, которые могут научить, — отвечает он. — Сейчас я даже никого больше не знаю. Был в свое время создан институт саморегуляции Хасы Алиева, отдельные люди что-то умеют, но многие не знают об этих возможностях ничего. Средства массовой информации нещадно искажают информацию о гипнозе, да и что греха таить — Кашпировский и прочие «лекари» в конце прошлого века внесли весомую лепту в негативный имидж гипноза. У людей неверное понятие о своей психике, а ведь это инструмент, которым надо заниматься самостоятельно, а не отдавать в руки других людей. У человека самого хватает резервов, чтобы не ходить к терапевтам. У меня есть такие знания, и я стараюсь их отдавать.

 

Дмитрий считает, что ситуация все же меняется в лучшую сторону, в том числе — и благодаря «Гипноз-шоу» на ТНТ интерес к самогипнозу и саморегуляции растет. Он ведет семинары в Московском центре антистрессовых технологий для здоровых людей со здоровой психикой. «Не секрет, что на определенном этапе жизни иногда кажется, что жизнь утратила смысл, происходит непонимание своей психики и поступков: почему я делаю так, а не иначе? Вот и стараемся в этом разобраться — сами. Кроме школы, устраиваю экспедиции в Южную Америку, Перу, Эквадор тоже с целью психопрофилактики — человек разгружается от проблем, узнает что-то новое о себе, участвует в шаманских церемониях…

 

Некоторым трудно достигнуть «этого состояния» в кабинете, легче вытолкнуть сознание за пределы логико-вербального полушария с помощью древних шаманских практик».

 

Домбровский подчеркнул, что большие шоу устраивает прежде всего для того, чтобы продемонстрировать возможности гипнотического состояния. 90 процентов все равно будут уверены, что это шарлатанство, но 10 процентов, возможно, посмотрят на свою жизнь по-другому и постараются что-то делать для себя. Наверное, в чем-то он мог убедить и эстоноземельцев, во всяком случае, количество желающих быть не просто зрителем, но и поучаствовать в сеансах в Нарве каждый день увеличивалось в геометрической прогрессии.

 

Ирина КИВИСЕЛЬГ

 

 

В моём дворе живут коты…

В моем дворе живет 6 котов. Среди них, безусловно, есть кошки, но речь сейчас не о половой принадлежности.

 

Возвращаясь из магазина, в течение года я наблюдаю за жизнью небольшого сообщества усато-шерстяных существ.

 

Двое — абсолютно рыжие, под кодовым названием «Пукис большой» и «Пукис маленький». Двое – абсолютно белые, под кодовым названием «Котлеточник» и «Белый». Один – черный с белым, под кодовым названием «Лёсик». Один рыже-бело-черный, под кодовым названием «Денежный».
Есть еще один серый и пушистый, под кодовым названием «Боссссс» (после «о», пять «с» — обязательно!), но он живет на соседней улице. С Босссссом я вижусь реже.

 

Суть истории, собственно, вот в чем: буквально несколько дней назад я стал замечать, что рыжие коты (Пукис Б и Пукис М) при моем приближении принимают загадочные, неподвижно-мечтательные позы. Один прячется за большим листом какого-то растения, смотрит вдаль и делает из себя «задумчивого кота-философа». Второй (Пукис М) застывает в позе «Кот-копилка» сидя на поверхности старой покрышки-клумбы, наполовину врытой в землю, и делает вид, что вокруг «мир давно рухнул».

 

Выглядит всё это очень красиво и, по-осеннему, трогательно.
Сегодня я, наконец, подошел к застывшим «изваяниям» и спросил: «Что это всё значит?» И в ответ услышал:

 

«Мы на семинаре были. По «кото-ландшафтному дизайну» и «кото-шуй». Тренируемся. У тебя появилось желание дать нам немного фарша?»

«Знание – Сила» — подумалось мне. И 100 граммов телячьего фарша мгновенно исчезло в двух рыже-шерстяных произведениях природы, так своевременно посетивших семинар…

Уличный или цыганский гипноз

Из будущей книги «Гипноз для чайников»…

 

Метод «Цыганский гипноз» или как «соорудить лошка».

 

Октябрьский дождливый вечер. Стемнело. Москва. Улица Тверская.

Прекрасно понимаю, что Тверская – улица особенная в плане покупки самых обыкновенных, не пафосных товаров. Захожу в магазин косметики известной торговой сети. Медленно прохожу вдоль прилавков. Мне нужен самый обычный, нейтральный, не брендовый, без акцента на запахе спиртовой «лосьон после бритья».

 

— Разрешите вам помочь в выборе?! – подскакивает девушка-консультант.
— Разрешаю. Задача следующая: мне нужен лосьон, без брендового запаха, самый простейший, нейтральный с содержанием спирта. Типа «Жиллетовского»…

 

В магазине «Жиллет» не продается. У них другой уровень. Хотя , странно, но «Nivea» присутствует…

 

— Да. У нас есть лосьоны с содержанием спирта, — девушка подводит меня к стенду с огромным набором пластмассовых бутылочек разных цветов. Обращает мое внимание на две полки с бутылочками (известной фирмы, название которой я опущу).

 

— Есть лосьоны с содержанием 30% и 42%. Вам какой больше подойдет?
— Но это же не мужская линия. И они не «после бритья»! И упаковка, в смысле, баночки какие-то женские баночки…

 

— Нет, что вы! Они для всех подходят!

 

Открываю бутылочку. Вдыхаю запах. Это запах школьных спиртовок и парикмахерских начала 70-х!

 

— Он же денатуратом пахнет. Метиловый спирт, если не ошибаюсь?!
— Есть другие, с запахом получше, но они будут подороже…

 

Я смотрю на полку. В конце концов, мне действительно нужен спиртовой лосьон без парфюмерного запаха. Цены на лосьоны примерно одинаковые. В ряд стоят бутылочки, и под бутылочками на полке висят ценники с примерно одинаковыми ценами: 410, 430, 415, 420…

 

Примерно такой ценовой расклад.

 

Ладно. Беру бутылочку с полки, иду к кассе, по привычке спрашивая на ходу консультанта: «Сколько он стоит?»

 

— Где-то 500-600 рублей – отвечает девушка.

 

Это уже настораживает, однако, я виду не подаю. Резко тормозить, возвращаться и ставить на полку бутылочку уже как-то не хочется.

 

Слишком пафосная обстановка на фоне четырехсот рублей. Тем более, консультанты пристально разглядывают меня с ног до головы, и в их взглядах читается, что я должен выбирать косметику от 3000 как минимум. Неприятная гипно-технология…

 

Подхожу к кассе. Кассирша сканирует штрихкод.

 

— 799 рублей.
— Простите?
— 799 рублей! Молодой человек, я обслуживаю не только вас.

Поторопитесь…

 

Я вижу перед собой пуленепробиваемое лицо кассирши. Я оглядываюсь на полку. Я перевожу свой взгляд на пристально смотрящие пуленепробиваемые лица консультантов, в глазах которых откровенно читается: «Ну что, лошок, попался?!»

 

— Спасибо. Мне этого не надо. До свидания…

 

Когда я вышел из магазина, я очень явно ощутил: гипноз окончен. Я проснулся.

Понимание

Дремал только что под «Новости ТСН». Долго, сонно, без интереса слушал. Как обычно, улыбался в несуществующие усы.

И вдруг, меня осенило: я абсолютно всё, практически, понимаю! Я понимаю по-украински!

 

Еще год назад в украинские тексты я въезжал процентов на 40. А сейчас, практически, во все 98.

 

Невольное достижение, однако:)

 

Вот лежу и думаю, может пора научиться говорить по-украински? Может Украине когда-нибудь понадобятся умные политики? Или гипнотизеры?

 

Продолжение историй N6

Афера?!

Было это лет 10 назад. До сих пор не понимаю, почему мне не стыдно.

А дело было так.

 

Благодаря массированной атаке прессы на всякого рода кашпировщину и чумаковщину, популярность жанра «эстрадный гипноз» медленно, но верно скатывалась в пропасть. Залы не собирались. Отношение к сценическому гипнозу у зрителей было настороженным.

 

Мой администратор (Болдин) придумывал самые разнообразные заманухи, призванные собирать полные залы. Но совсем убрать «гипнотическую» составляющую наших концертов из рекламы было нельзя и валовые сборы по-прежнему падали. Администратор был в печали…

 

Однажды летом Болдин позвонил мне и сообщил: «Димыч! Я заделал концерт в каунасском ДК Профсоюзов. 800 мест! Зритель будет! Я придумал хорошую рекламу! Ты не против?»

 

«Ладно, делай. Сообщи мне даты только, чтоб я не уехал никуда…»

Надо сказать, что с Болдиным на тот момент я работал уже много лет и доверял ему как себе. Поэтому и не стал интересоваться содержанием рекламы. Это дело администратора. Мое дело выступать. Помнится, мне Болдин так и говорил: «Ты отвечаешь только за то, что происходит на сцене. Вышел на сцену – это твое, ушел за кулисы – это уже моя территория. Машины, гостиницы, интервью, питание, бани – это все на мне».

 

В день концерта мы приехали в Каунас на машине. (Каунас – второй по величине город в Литве. От Вильнюса до Каунаса – 100 км.)

Как обычно, за час до концерта я стал гримироваться и приводить себя в порядок в гримерке. За полчаса до выступления я попросил Людмилу (ассистентку) взглянуть, как собирается зритель. (Обычное дело. За кулисами всегда найдется дырочка, откуда можно наблюдать за зрительным залом).

 

Людмила вернулась несколько взволнованной.
«Ничего не понимаю. Уже практически полный зал собрался. И все люди какие-то солидные – в костюмах, с цветами… Дамы в вечерних платьях. Как-то все странно».

 

Честно признаться, я удивился. На мои концерты дамы в вечерних платьях обычно не приходят. Что-то было не так. Впрочем, времена меняются, возможно, меняются и люди, думалось мне.

Людмила как всегда объявила мой выход, и я вышел. Зрители в зале действительно отличались от тех, кого я привык видеть на своих выступлениях. Они были другие.

 

Как обычно, я начал произносить свою вступительную речь: об истории гипноза, о саморегуляции и медитации, о гипнотических феноменах и их практическом применении…

 

Что-то было не так. Зрители в зале, как мне показалось, были напряжены. С каждой минутой напряжение усиливалось. Оно (напряжение), казалось, заполняло пространство всего зала. На десятой минуте моего научно-популярного монолога меня прервала произнесенная женщиной, сидящей в середине пятого ряда реплика: «А когда будет спектакль?»

В моей программе (по сценарию) предполагается так называемая «зрелищная часть». Эдакий театр импровизаций в состоянии гипноза. Я подумал, что женщина интересуется именно этим.
«Мне необходимо объяснить вам ключевые моменты программы. Без этого вам нет смысла выходить на сцену. Послушайте о чем я рассказываю и после этого я позову вас на сцену» — ответил я на реплику.

 

По залу пробежала волна недоумения и, как мне показалось, неодобрения. В зале зашептались. Я попытался продолжить свое объяснение, но был прерван очередной репликой уже из другого конца зала: «Что вы нам тут рассказываете?»

 

Признаться, это меня удивило. «Как что!? Я рассказываю вам о том, как в течении сегодняшнего вечера вы сможете освоить техники самогипноза и саморегуляции».

 

Зал зашумел. «Вы откуда приехали?!» — крикнул кто-то из зала. «Из Вильнюса» — простодушно ответил я…

 

Далее, стоя на сцене я продолжал общаться с недовольным залом примерно в таком духе:

 

— Мы пришли на спектакль. Когда будет театр?
— Какой театр? Какой спектакль?
— Мы заплатили за билеты на театр «Современник». Где театр?
— Какой «современник»? Я не понимаю…
— Как это, «какой «Современник»!? Вы афиши видели?
— Нет. А что на афишах? – честно признался я.

 

И тут произошло необъяснимое. Женщина из пятого ряда встала и развернула свернутую в трубочку афишу. На афише крупными буквами было написано: «Экспериментальный театр-студия «Современник». Москва. Впервые в Литве! Спектакль…» Внизу мелкими буквами я разглядел: «ведущий программы Дмитрий Домбровский».

У меня широко открылись глаза и задрожали коленки. Шум в зале усиливался. Поняв, что театра «Современник» не предвидится, прожженые театралы тотчас утратили свою интеллигентность и стали в голос возмущаться. Я посмотрел за кулисы – лицо ассистентки стало белым от ужаса. Стали искать администратора. Администратора нигде не было. Более того, кассир заявила, что администратор «кассу снял» и куда-то ушел…

 

Представьте себе: разъяренный зал, администратор куда-то смылся (и правильно сделал – его бы разорвали!), я, стоящий на сцене и ассистентка Людмила за кулисами… Смешно.

 

Мне стало ясно, какие чувства испытывал Остап Бендер в Старых Васюках во время знаменитого сеанса одновременной игры. Но реки и лодки рядом не было.
Я вдруг понял, что если сейчас суть ситуации дойдет до сознания каждого из восьмиста зрителей, нас с Людмилой растерзают: Каунас! Нелюбовь к русским! Никаких знакомых. Никакой поддержки! Ужас! Ситуация выходила из под контроля.

 

И я заговорил…

 

Что я говорил, я не помню. Но это был поистине великий монолог!
Уже в машине Людмила заметила: «Это невероятно! Ты превзошел себя! Им понравилось!»

 

А во время произнесения моей речи происходило вот что.
Треть зала, брызжа злобой отправились сдавать билеты. (А билеты не принимали, потому что пропал мой администратор с деньгами).
Остальной части зрителей пришлось невольно слушать меня.

В результате (не пойму, как!) моих стараний человек тридцать вышло на сцену. И несмотря ни на что (в режиме «автопилот», видимо) я продолжал свое выступление.
Помнится, несколько человек даже вошли в гипнотический транс. (Это было необъяснимо).
К концу вечера сердобольные любительницы высокого искусства уже видели во мне жертву администраторского произвола. Передо мной извинялись за недоразумение и грубые реплики неинтеллигентных театралов. Бежать не пришлось. Тухлыми яйцами не забросали. Меня пригласили выступить в Каунасе уже с «нормальными» афишами. Болдина пообещали привлечь к ответственности (что в последствии и произошло).
Помнится, сев в машину я почувствовал невероятную усталость. Как никогда.

 

С администратором я больше не общался.

Экзамен

В свое время, когда я учился в ЛГУ, мне предстояло сдать экзамен по русской литературе. Понятно, что мне необходимо было прочитать горы литературы за короткий срок, что казалось глупым и невозможным. Я решил, что из всего списка, за оставшиеся до экзамена 3 дня я прочитаю только одно произведение: Тургенева «Накануне».

Именно так я и сделал (и был горд, что учусь не для оценок а для получения каких-то знаний).

 

Короче, из 40-а экзаменационных билетов меня устраивал фактически один билет, с которым я мог бы получить «Отлично» и не провалить экзамен. (Произведения из школьной программы уже успели стереться из памяти за два года службы). И вот идя на экзамен (очень хорошо помню это ощущение) я ЗНАЛ(что вытащу Тургенева!), был УВЕРЕН, чувствовал СИЛУ, ЖЕЛАЛ этого — все вместе…

 

Как вы уже поняли, я вытащил Тургенева, но не «Накануне», а «Отцы и дети». Маленький прокол… Но тут я уже «включился». Преподавательницу я убедил (было несложно), что «Отцы и дети» уже в школе набили оскомину… а я обажаю Тургенева… а такое гениальнейшее произведение как «Накануне» и т. д. и т. п.
Экзаменатор, видя мою «бесконечную любовь» к Тургеневу дала добро на «Накануне» — я получил «Отлично».

 

Так я понял, что такое — Намерение, и как оно может формироваться…

Щитомордник

Моя смерть притаилась под курткой, на которую я должен был положить свою голову…

 

По великой Случайности, курточку (перед тем как лечь) мне захотелось встряхнуть. Вот, что я увидел, подняв свою штормовку.
Щитомордник — самая ядовитая змея Сибири.
Это при всем при том, что нас клятвенно убеждали: на Ольхоне нет ни змей, ни клещей, ни комаров.
Комаров действительно нет.

 

Граппа

Вообще-то я не пью. Ну, можно сказать, практически вообще. А раньше пил. Побухивал, можно сказать. А с Нового Года — перестал. Перестал побухивать.

А Саша в Москве подарил на Новый Год мне бутылку граппы. Хорошей граппы. Нет, не просто хорошей, а очень хорошей. Суперграппы бутылку подарил мне Саша.
А я возьми и перестань пить с Нового Года. Так и забыл тогда в Москве свою суперграппу.

А сейчас вот привез в Вильнюс подаренную мне суперграппу. А за окном дождь. И серость, и хмарь…
А Саша, вообще-то, знал, что для меня граппа — самый любимый из всех крепких напитков напиток. Он знал что дарить. И подарил. Хорошую супер-пупер граппу.

А окно атакуют капли дождя. И ветер шипит не на шутку, как кошка, которую душат. А кошек я люблю. И граппу люблю.

И что прикажете делать? Смотреть на дождь и на граппу? И на кошку? И сравнивать их?

 

Так вот: открыл я бутылочку граппы. (Она должна быть комнатной температуры — ни в коем случае не из холодильника!)
Открыл и налил стакашку. И выпил. И смотрю в окно. И пью. И смотрю в окно…

 

И в этом моем сидении и выпивании присутствует поэзия и грусть. Такая веселая, знаете ли, радостная грусть. И присутствуют виноделы, которые сотворили такую прекрасную граппу, и присутствует кошка, которую никто не душит, и присутствует дождь, который намекает на осень. А осень я люблю. И граппу я люблю. И кошку, носящую гордо фамилию Мышка, тоже люблю. Да Боже, кого я только не люблю!

 

А так я не пью. С Нового Года.
И граппу эту я буду пить понемножку. До Нового Года…

Кладбище

Если у кого-нибудь спросить: «Где ты чаще всего проводишь свое свободное время?», многие сразу бы нашлись, что ответить. В спортзале, дома, на рыбалке, в клубах и барах, играю в теннис, вышиваю, готовлю, хожу по магазинам…
Если же у меня спросить, где в Вильнюсе этим летом я провожу свое свободное время (с учетом того, что все время у меня — свободное), то я скажу просто – на кладбище.

 

Должно быть, ответ покажется, по меньшей мере, странным. Даже дурацким. Однако, это факт. И я очень хочу надеяться, что в официальной психиатрии такого диагноза еще нет.

 

Этим летом практически ежедневно я бываю на кладбище. Точнее говоря, я бываю в том месте парка «Вингис», где сравнительно недавно (на германские деньги) была отреставрирована братская могила времен Первой Мировой войны. Здесь покоится более 2000 солдат, погибших в разные военные годы. Здесь лежат немцы, русские, эстонцы, евреи, французы…

 

А я прихожу сюда работать, загорать, вести умные беседы и, с недавних пор… обедать.

 

И пусть ярые скептики убеждают, что так называемых «мест силы» не бывает. А по моим субъективным ощущениям сильнее места не найти. Здесь земля забирает все лишнее, все ненужное и суетное. Здесь очищается сознание и ощущается необъяснимый прилив сил.
Как это на самом деле «работает» — наверняка, никто не знает. Главное – это работает. Поэтому я каждый день на кладбище…

 

АКЦИДЕНТНАЯ ТЕЛИНГАТЕРА!

Когда-то учился в Ленинградском Университете. На факультете журналистики. А Университет был тогда имени Жданова.

Однажды я не сдал зачет по шрифтам. Точнее, по гарнитурам. И у меня остался «хвост».
Сейчас я даже не помню, как назывался предмет…

Помню только: препод открывал разные газеты, тыкал пальцем в заголовок и спрашивал: «А этот как называется?» Имелся в виду шрифт (гарнитура).

 

АКЦИДЕНТНАЯ ТЕЛИНГАТЕРА!

 

Сейчас я начинаю понимать, почему я не сдал зачет. И почему я запомнил именно эту гарнитуру…

Первая встреча с Магией

Когда я начинаю свой семинар или концертное выступление, многие люди обращают внимание на странные действия, которые никак не подходят к имиджу образованного человека: я достаю из мешочков кристаллы кварца (горный хрусталь), воскуриваю ладан, зажигаю свечи. Некоторые интересуются: «Дмитрий, вы же цитируете Юнга и Фромма, вы же используете в своих объяснениях теории Маслоу, Фрейда, Кови…
В конце концов, вы же опираетесь на гипнологические исследования Павлова, Бехтерева, Платонова. Что за странные ритуалы с кристаллами? Вы же образованный человек?!»

 

Все так. Действительно так. И если бы лет двадцать назад мне сказали, что когда-нибудь я буду доставать из мешочков кристаллы, я бы в это, разумеется, не поверил.

 

А началось все с гастролей в Новосибирске. Это были одни из первых моих настоящих гастролей. Это было, практически, началом моей деятельности в качестве эстрадного гипнотизера. Я только-только начал входить во вкус. Только-только во мне стал просыпаться Профессионал. Думаю, что на момент нашего приезда в Новосибирск (1989 год) я отыграл где-то концертов 30-50. То есть, опыта, практически, никакого не было.

 

И вот концерт в Новосибирске. Уже и не помню названия Дома Культуры, в котором мы выступали. Зрителей собралось что-то около 500 человек. Обычное начало. Мое вступительное слово. Выходят добровольцы. Закрывают глаза. Музыка. Ввожу в состояние. Через 20 минут, где-то около пятнадцати гарантированных сомнамбул уже «играют на скрипках»…

 

Здесь я отступлю. Надо сказать, что на тот момент все мои познания о гипнозе и гипнотических явлениях основывались на учебной и научно-популярной литературе, которую можно было найти в крупных городских и специальных советских библиотеках. Таким образом, мое представление о гипнотических явлениях основывалось на работах, прежде всего, Павлова, Платонова, Рожнова, Шертока, Ганнушкина, Токарского, Свядоща, Слободяника и многих других психиатров и психотерапевтов, так или иначе исследовавших гипнотические феномены на базе своих клиник. И понятно, что в своей вступительной речи я уверял людей в том, что ГИПНОЗ – это «частичное торможение клеток коры головного мозга, при котором сохраняются зоны нейронного возбуждения – раппорт…» и так далее. Так считал Павлов. Так считал и я. И навязывал, разумеется, это представление зрителям.

 

Я объяснял, что ничего необычного и мистичного в гипнозе нет (Понятно, что я и сейчас так считаю. Только, немного по-другому).

 

Я прекрасно знал из учебников (например, А. П. Слободяник «Психотерапия. Внушение. Гипноз. Киев, 1977), что если установлен раппорт с гипнотиком, то кроме гипнотизера гипнотика из транса никто вывести не сможет. Особенно, если гипнотик в состоянии глубокого сомнамбулизма, и если раппорт изолирован (есть такое понятие). Это я знал из учебников точно, и был уверен, что все так и есть. Я привык верить академикам, профессорам и вообще ученым…

 

Итак. Концерт в Новосибирске. 15 гипнотиков за моей спиной нюхают «веселящий газ», дико хохочут и одевают «скафандры». Я спокоен, потому что знаю, что концерт с таким количеством участников пройдет отлично. Зритель похохатывает, видя, как мои участники заглядывают в «холодильники» и пьют «шампанское».
Кто-то пьет «коньяк», и зрителю от этого еще веселей.

 

И вдруг… Точнее, не так.

 

Стоя на авансцене, я что-то рассказываю зрителям в микрофон. За моей спиной 15 человек введенных в глубокий сомнамбулизм. В зрительном зале взрыв смеха. Я оборачиваюсь…
Все 15 сомнамбул стоят с открытыми глазами. На лицах недоумение, недовольство, страх… «Я в шоке!» — как сказал бы Зверев.
Понеслись мысли примерно такого плана: «Не может быть! Как?! Они же только что…. Это невозможно…» и так далее. Сказать, что я был в недоумении – не сказать ничего. Предположим, если у вас прямо сейчас выключится монитор и появится надпись «Спасибо, до свидания!» — вы должно быть, удивитесь? Удивился тогда и я.

 

Подбежав к одному из гипнотиков я спросил:

 

— Почему вы открыли глаза?!
— Такое ощущение, что кто-то ударил. Ударил по лицу. Кто-то из зала… — невнятно бормотал ошарашенный участник нашего шоу.
— Закройте глаза!
— Не могу. Не могу закрыть глаза! – испуганно бормотал уже бывший гипнотик.

«Вот это да!» — подумал я и мысленно погрозил пальцем Павлову и Слободянику.

Как можно дистанционно, из зала вывести человека из транса, я не понимал. Запаниковала и Людмила (ассистентка). Еще бы! Только начался концерт. В зале полтысячи человек, купивших билеты. И тут такое…

— Что делать, Люда!? Что это?! – кричу Людмиле за кулисы. Люда в ужасе пожимает плечами.
— Давай еще раз ввод в состояние. Попробую людям объяснить… — придумывал на ходу я.

 

Хотя точного представления, что объяснять людям, у меня, понятно, не было.

 

15 участников шоу с (почему-то) красными щеками и выпученными глазами стояли на сцене и ничего не понимали. Я попросил пригасить на сцене свет. Единственным, как мне казалось, выходом из сложившейся позорной ситуации, было начать «по-новой» ввод в трансовое состояние. Зрители в зале начинали шушукаться. Динамика выступления уходила. Ситуация катастрофическая. Я терял контроль над залом.
«Еще немного, и начнут смеяться!» — думал я. А это, сами понимаете, учитывая специфику жанра – катастрофа.

 

Периферийным зрением увидел, как кто-то из-за кулис отчаянно машет руками. Это ассистентка Людмила звала меня. В зале воцарилась гнетущая тишина, разбавляемая саркастическим шушуканьем. Я подбежал к кулисам. Рядом с Людой стоял какой-то мрачный молодой человек. Людмила сбивчиво стала объяснять, что, мол, этот человек знает, в чем дело.

 

— В чем дело??!! — кажется, крикнул я.
— Я – белый маг — произнес человек…

 

Здесь вы должны понять, что конец 80-х – это еще Советский Союз. Ни литературы, ни передач, ни магов еще не было. И для меня, воспитанного на трудах Платонова и Бехтерева слово «маг» воспринималось, как издевательство! Я не то, чтобы не верил во всякого рода мистическую чепуху. Я, скорее, все это презирал. Возможно, из уважения к своему духовному учителю – Михаилу Шойфету.

Но в зале 500 человек, заплативших за билеты. На сцене 15 гипнотиков, которые самым непостижимым образом вдруг открыли глаза. Этого, по всем Павловским и Платоновским теориям гипноза быть не могло!

 

— И что происходит?! И что надо делать?! — преодолев себя, спросил я у человека, назвавшего себя «белым магом».
— Здесь, в зрительном зале на 9-ом ряду сидит черный маг. Место 18. Вы увидите его. Он пришел мешать вам. Он и будет мешать… Но его можно заблокировать. Я могу сказать, как…

 

Когда я это услышал, я оторопел! Маг??? Черный??? Мешать???

 

В голове моей ничего не укладывалось. Казалось, что это большой веселый сюрреалистический прикол.

 

— И что делать?! – издевательски спросил я у мага.
— Надо, чтобы вы, или кто-нибудь из вашей команды показали ему вот такие фиги. В непосредственной близости надо показать (и человек показал две странных фиги, просунув большой палец между средним и безымянным). Если вы к нему подойдете и покажете такие фиги, он не сможет больше работать…

 

Понятно, что это заявление повергло меня в шок. Однако, зал начинал шуметь, а пауза затянулась…

 

Разбираться долго я не стал:

 

— Люда. Прошу тебя. Давай, потом разберемся. Давай, сделай, как он говорит. Людочка, прошу! Иначе хана концерту! Люда, давай!

 

Видимо, Людмила тоже была не в себе. Иначе, как можно себе представить ситуацию, когда ассистентка гипнотизера спускается в зрительный зал, идет вдоль рядов, пробирается по проходу какого-то ряда и в уже затемненном зале показывает странного вида фиги какому-то зрителю.

 

Признаться, я поставил себя на место зрителя. Я даже смог представить, как ко мне во время концерта подходит женщина и показывает странные фиги. Я ожидал, что зритель хотя бы спросит, в чем дело?

 

Но неожиданно, человек, к которому подошла со странными фигами Людмила, внезапно встал и стал пробираться к выходу. Я не верил своим глазам! Это, как сказал бы Дон Хуан, основательно сместило мою Точку Сборки. Это казалось невероятным! Однако, человек выскочил из зала и (как потом рассказывали гардеробщицы) бегом кинулся забирать свое пальто. Фактически, после демонстрации Людмилиных фиг, человек испарился.

 

Мне даже не понадобилась музыка, чтобы ввести гипнотиков в состояние. Они вошли моментально. Концерт получился удачный. И если бы не осадок от странного черного мага, я был бы счастлив.

Все бы ничего, но в Новосибирске, в том же самом зале нам предстояло отыграть еще 4 концерта. И, понятное дело, я (преодолевая себя всячески) обратился к Белому Магу, который простоял за кулисами до самого окончания нашего выступления.

 

— А чтобы не было такого, вы в косяки дверей иголки втыкайте. ЭТИ и не пройдут. А то, я смотрю, вы вообще без защиты работаете.

 

Из того, что он сказал, на тот момент я не понял ничего. Но за ужином с администратором я сказал: «Ребята! Давайте так! Я не знаю, что произошло. Я не знаю, как все это понимать. Но у нас впереди 4 концерта. Билеты куплены. Зритель придет. Поэтому, давайте потом будем разбираться, где блеф, где бред. А завтра, Людочка, пожалуйста, во все двери, во все проемы втыкайте иголки. Иголки я куплю».

На следующий день все дверные проемы Дома Культуры были утыканы иголками. ОНИ не прошли! И все 4 концерта мы отыграли без всяких магических эксцессов. И это был наш первый урок, первое столкновение с необъяснимым, странным Миром.

 

И уже позже, в других городах Людмилу научат магическим заговорам (которые спасут не один концерт!), защищающим энерго-блокам и прочим странным премудростям. И Людмила станет бессменным энергетическим защитником сцены. И все попытки помешать (на тонких уровнях) концертам будут натыкаться на суровый отпор моей ассистентки.

 

Именно с этой поры моя ассистентка отвечает за энергетическую безопасность на сцене. Успешно отвечает…

 

А я, вопреки Павлову и Бехтереву, использую для этих целей кристаллы, свечи и благовония…

 

Из пионерского детства

Помню пионерский лагерь «Олимпетис» (по-русски — «Олимпиец») под Вильнюсом (рядом с Неменчине — небольшим живописным городком — 24 км. от Вильнюса). Мне 13 лет. Помню, впервые увлекся мистическим действом: ночью, либо в палате девочек, либо в палате мальчиков вызываем духов (Сталина, Ленина, Наполеона почему-то) с помощью тарелочки.

 

Тарелочка точно отвечает на наши подростковые вопросы. Многие (и я в том числе) сомневаются в том, что это не «подстава». Все друг друга недоверчиво проверяют. Но, оказывается, все — не подстава.

Через месяц все в отряде относятся к «сеансам с тарелочкой» серьезно. Я становлюсь (невольно, в силу способностей) главным медиумом — вызывателем духов.

 

Помню, однажды ночью у Духа (непомню уж какого) кто-то спросил: «А третья мировая война будет?» «Да» — отвечает тарелка.

«А из за кого начнется война?» — спрашивает кто-то. Дух отвечает: «Польша».

 

Взрыв детского хохота: мы же живем в Советском Союзе, Польша — страна Социалистическая. К нам в пионер-лагерь часто приезжают делегации из Польши, ГДР и других дружественных стран.

 

СССР под руководством Л. И. Брежнева. В нашем 2-ом отряде примерно одинаковое количество поляков, литовцев и русских. Мы все дружим, и ответ тарелочки заставляет нас всех сомневаться в искренности Духов.

С тех пор, увы, прошло 30 лет. И сейчас я вспоминаю этот спиритический сеанс. Точнее, вдруг вспомнился этот детский эпизод жизни. В другом контексте…

 

На снимке: старший пионервожатый Альгис Гячас убеждает ответственного по культ-массовой работе лагеря Дмитрия Д. выступить с «ответной речью». С микрофоном — представитель делегации из Польши. (Литва. Неменчине. Пионерлагерь «Олимпиец». 1978 год).

 

Получил оптимистическое послание…

«В 1989 ГОДУ ДОМБРОВСКИЙ ПРИЕЗЖАЛ В Г.АРЗАМАС И Я БЫЛ НА ЕГО ВЫСТУПЛЕНИЯХ!МНЕ 45Л.ОН,ВЫ ДАЛИ МНЕ «ТО»СОСТОЯНИЕ КОТОРЫМ Я И СЕЙЧАС ПОЛЬЗУЮСЬ!УБИРАЮ БОЛЬ,ДЕЛАЮ НАСТРОЕНИЕ КАКОЕ МНЕ НУЖНО ИТД.СПАСИБО ВАМ!ВЫ НАВРЯДЛИ ВСПОМНИТЕ МЕНЯ!…Я БЫЛ «ШВАРЦНЕГЕР»И МЫ В СОСТОЯНИИ ГИПНОЗА,ЧУТЬ НЕШАГНУЛИ СО СЦЕНЫ С АЛОЙ ПУГАЧЕВОЙ!….

 

(стилистика письма сохранена — ДД)

Жизнь Димы

Когда-то, осенним дождливым вечером тринадцатилетний Дима возвращался домой, и, среди старых полуразрушенных гаражей его окружила компания недружелюбных подростков. Разговор был простым: «Ты Кану знаешь с Партизанки?»
— Кану знаю — ответил Дима, и благополучно попал домой.

Когда-то, осенним дождливым вечером девятнадцатилетнего Диму спрашивали строгие сержанты и майор-замполит: «Ты знаешь, почему Социализм — самая лучшая система, и что надо гордиться тем, что ты родился не в обществе загнивающего капитализма?»
— Знаю — ответил Дима, и благополучно был принят в Комсомол.

Когда-то, осенним дождливым вечером семидесятилетний Дима возвращался из магазина, где купил немного фруктов, бутылку пива и любимый сыр, его окутали странные паутинообразные силы. Разговор был странным: «Ты знаешь, что такое Бог?»
— Знаю — ответил Дима, и благополучно попал в Рай.

Совет ценителям горчицы по-настоящему…

У меня в холодильнике тоскует примерно 10 баночек, тюбиков, упаковочек с горчицей. Все они открыты, но, практически не тронуты. Это не потому, что я решил коллекционировать горчицу. Это потому, что за полтора года проживания в Киеве, в различных магазинах-супермаркетах я так и не нашел подходящий для меня продукт.

 

Я люблю горчицу. Но я люблю такую горчицу, чтобы захватило дух, чтобы перехватило дыхание, чтоб глаза расширились, и, чтоб чуть не задохнуться от самого небольшого ее количества. А такой горчицы я никак не находил. Вот и стоят в холодильнике невостребованные баночки разных производителей с разными названиями. На большинстве баночек надписи, типа: «Руська вогняна», «Росiйська гостра», «Гiрчиця мiцна». Содержимое баночек маркетинговым обещаниям абсолютно не соответствует.

 

В общем, устал я захламлять холодильник баночками. Перестал верить горчичным надписям. И пришла ко мне пару дней назад идея, которую я тут-же реализовал. И, представьте, всё супер! Теперь не только есть, нюхать опасно мою горчицу!:)

 

Делюсь: покупаете в любом нормальном супермаркете небольшой пакетик, на котором написано: «Горчичный Порошок». (Нюхать, свернув стодолларовую купюру — не надо!:) Стоит порошок вообще копейки. Заливаете содержимое пакетика 100 мл. горячей воды. И сверху — 30 граммов уксуса. Перемешиваете. Оставляете на ночь в теплом месте. Утром вливаете в эту смесь столовую ложку оливкового (или подсолнечного) масла. Перемешиваете. Всё!

 

Супер-мощная горчица в количестве, которого хватит надолго — готова!:) Вот такой вот вам совет, ценители настоящей горчицы.

 

Отзыв о кастинге «Гипноз Шоу»

Это цитата сообщения пользователя Мирра_Вульф (LiveInternet)

Мне все также не сидится дома. Вот и на той неделе дернуло поехать на кастинг гипноз-шоу. Скажу честно, долгое время, а точнее тридцать лет я боялась подвергаться гипнозу. Даже Кашпировский и Чумак, в свое время, внушали антипатию.
Позвонили мне буквально на пятый день после регистрации. Естественно, после фразы «Вас беспокоит канал 1+1», я потеряла дар речи и согласилась на съемки.

 

Через три дня была в Киеве. Сам кастинг проходил в конференц-холле отеля «Козацкий», что на Майдане. Собрали нас на 16 часов, пока все заполняли анкеты прошел где-то час. Дмитрий Домбровский опоздал еще на час. И только к 18.00 мы начали. Присутствующих оказалось человек семьдесят.

 

Гипнотизёр провел инструкцию, где объяснил присутствующим, что гипноз — состояние близкое к медитации, что побочных эффектов нет, а даже наоборот, в этом состоянии открывается сознание и проявляются скрытые таланты и что он может ввести любого человека в состояние, при котором тот не будет помнить, что происходило, но сегодня отберут только тех, кто быстрее других абстрагируется от действительности.

Настроится на волну невесомости удалось быстро. Четко помню, как на словах «Вы виртуозно играете на скрипке» одна рука взмахнула смычком, а вторая забегала по струнам. Потрясные ощущения. Помню — я уверенно играла на скрипке. Потом мы смеялись, танцевали под Рыбака, ловили рыбу, ездили по другой планете, игрались с инопланетянами похожими на Огги и Кукарачи. Я все это видела, как в 3D.

 

Но настоящий шок случился когда открыла глаза — вместо полного зала остались только семь человек, куча персонала и камера, отчетливо снимающая каждого.
Дима снял с каждого все установки, у меня перестали болеть весь день ноющие ноги и голова, в организме усталости ноль, словно после крепкого сна, в котором снится длинный сумасшедший сон.

 

К сожалению, четверых из семи попросили оставить зал. В их числе была и я. Дело в том, что в конце гипноза, Дима дал каждому установку: кто-то должен был засмеяться, кто-то забыть свое имя, а у меня не должны были подняться руки. Но врать и симулировать я не собиралась. Если руки поднялись — то поднялись. Да плюс ко всему, хоть и обрывками, но я запомнила где была и что видела. А на этот счет тоже была установка.

 

В ту субботу для себя, я многое поняла и открыла. Во-первых, то что показывают по телеку — правда(люди забывают все), во-вторых — гипноз реально может раскрыть скрытый потенциал и убрать фобии, ну и в-третьих — хоть я и не оказалась в тройке лучших, но и не осталась среди шестидесяти трех.
Вот ради этого откровения я и потратила тот день.

 

 

Отрывки из «Путевых записок». Первая экспедиция в Перу. 2004 год
Церемония в джунглях Амазонки.

 

По узкой тропинке, виляющей в непроходимой чаще мы направляемся к тэмплу (от tample – храм, англ.) — так называл это строение наш проводник. Строение представляет из себя настил из досок красного дерева в виде круга, закрепленный на высоте около полутора метров на пяти врытых в землю бревнах. Конусообразная крыша сделана из тонких жердей, покрытых пальмовыми листьями. Никаких алтарей, никаких лежанок и прочей мебели – просто круглая площадка из отполированных досок.

 

Мы поднимаемся по трем ступенькам, предварительно сняв обувь. В джунглях темнеет очень быстро и вскоре мы окунаемся в полнейшую темноту. Вокруг “тэмпла”, на расстоянии десяти метров непроходимая стена тропического леса, в котором с каждой минутой нарастает завораживающий мистический звуковой фон. Кажется, что с наступлением темноты все вокруг приходит в движение. Тут и там раздаются леденящие душу крики. Иногда они похожи на человеческий хохот, иногда на плач ребенка.

 

Наш проводник зажигает несколько стеариновых свечей и ставит их в центр круга. Мы рассаживаемся вокруг импровизированного алтаря. Тотчас, привлеченные светом, к нам устремляются полчища комаров и москитов, а также ночных насекомых, способных стать героями любого фильма ужасов. Предусмотрительно взятый репеллент (средство от комаров) практически не помогает. Оставшуюся часть ночи мы будем обмахиваться, шлепать себя по телу и чесаться. Атака кровожадных насекомых заставляет меня облачиться в непроницаемую ветровку и штаны. При тридцатиградусной жаре и высокой влажности уже через пять минут я начинаю ощущать себя, как в русской бане. Периодически приходит мысль выжать майку, но перспектива хоть на миг остаться без одежды эту мысль сразу же отгоняет.
Через некоторое время к нашему “алтарю” устремляются представители ползающей братии: муравьи сотен разновидностей, жучки и жуки, пауки, поражающие своими размерами, ящерицы и существа, которых трудно отнести к какому-нибудь знакомому виду. В нашей команде есть люди, не испытывающие симпатий к паукам, да и к другим насекомым. Но, кажется, они хорошо держатся. Впрочем, убежать сейчас отсюда невозможно, поэтому ничего не остается, как просто принять происходящее как должное…

 

Наш проводник рассказывает нам о предстоящей церемонии Аяхуаска. Он рассказывает, как себя настроить, о чем следует думать, как себя вести… Во время своих наставлений он вынимает из своего рюкзака пять рулонов туалетной бумаги и расставляет их в виде забавного пятиугольника рядом со свечками. Что на это можно сказать… Будущие участники церемонии мрачно переглянулись и с надеждой посмотрели на проводника. ”А это еще зачем?” — спросил кто-то из нас. Наш проводник, как ни в чем не бывало стал объяснять:” Аяуаска очищает не только энергетические плоскости личности, но и тело. Если что, ползите к краю пола… Все равно ливень к утру все смоет. Если что-то более серьезное, имею в виду с желудком и прочее… бегите в джунгли… Бумага, вот она…”
Судя по всему настроение членов нашей команды, ведущих непрерывную борьбу с комарами и москитами, резко упало. Все поглядывали друг на друга, и в этих взглядах можно было прочитать отчаяние… Ночью бежать в джунгли, когда и тут-то столько всего летающе-ползающего!

 

Но, слава богу, на грустные мысли не хватило времени. Мы услышали легкие шаги… Из глубины гудящего темного леса, самым непостижимым образом (без фонарика!) появился он… Шаман дон Артидоро.

 

Шаман

 

Дон Артидоро был в светлом хитоне, расписанном традиционными амазонскими узорами. На его шее красовалось множество бус различных цветов. Голова была повязана широкой лентой расписанной в том же традиционном стиле. На плече висела льняная сумка.
Мы по очереди были представлены Шаману. Все расселись вокруг горящих свечей. Дон Артидоро закурил самокрутку из мапачо, специального амазонского табака, который курят во время церемоний все шаманы. Из сумки он извлек бутылку с водой, большую пластиковую бутылку с темно-оранжевой жидкостью (Аяхуаска), полукруглую плошку из тыквы и мешочек с самокрутками мапачо…

 

Дон Артидоро – потомственный шаман-целитель. Он – аяхуаскеро. Это означает, что основной его деятельностью является проведение церемоний и лечение с помощью Аяхуаска. Отдаленность местонахождения его жилья позволяет предполагать, что он — “не коммерческий” шаман, коих развелось достаточно много с развитием туристического интереса к Амазонии.
В последствии нам неоднократно приходилось слышать лестные отзывы о работе дона Артидоро от местных жителей. Среди коренного населения он считается авторитетным шаманом. На вид ему лет пятьдесят, но мы неоднократно удивлялись той энергии и Силе, которую он излучает. В его облике присутствовала какая-то мощь, чувствовались крепкое здоровье и физическая сила. Этнически дон Артидоро относит себя к племени Ашанги, остатки которого разбросаны в глухих лесах Амазонии. Он говорит на испанском, кечуа и еще нескольких местных индейских диалектах…

 

Сполоснув тыквенную плошку водой, дон Артидоро наполнил ее примерно на три глотка темно-оранжевой жидкостью. Каждый из присутствующих по очереди подходил к шаману, и, после минутного настроя (во время которого участник церемонии просит Дух Аяхуаски помочь решить ему ту или иную проблему) выпивал отвар. Это достаточно неприятный на вкус, горький и обжигающий напиток. После приема внутрь рекомендуется закурить мапачо, чтобы перебить неприятный вкус во рту. Так мы и сделали. Самым последним Аяуаска выпил шаман. Мы вновь расселись по кругу и принялись ждать.
Считается, что во время церемонии участники не должны разговаривать друг с другом. Необходимо полностью сосредоточиться на решении внутренней проблемы. Через несколько минут шаман гасит свечи и мы оказываемся в кромешной темноте. Лишь огоньки горящих самокруток летают в непроглядной тьме тропической ночи…

 

Примерно через полчаса после приема Аяхуаска шаман начинает петь. Икарос – так называются магические песни, сопровождающие каждую церемонию. Считается, чем большее количество Икарос помнит шаман, тем более авторитетным аяхуаскеро он является. Песни Икарос служат мостом между обычной реальностью и тем необъяснимым Миром, в который попадает человек после приема Аяхуаска. Икарос как будто опутывает участников невидимыми нитями, открывают неизведанные области подсознания, выталкивают ваше “Я” за пределы обычного восприятия действительности… В то же время эти песни не дают вам остаться в тех далеких мирах, куда забрасывает ваше сознание Аяхуаска. Они – как спасительный канат возвращают вас на землю, в “тэмпл”, в чудесную тропическую ночь…

 

Через несколько часов шаман зажигает свечи. Кто то из нас еще лежит, перегнувшись через край настила, кто-то сидит с закрытыми глазами, кто-то лежит на спине. Дон Артидоро подходит к каждому из участников. Он внимательно разглядывает своих “пациентов”, и видя, что все идет так, как положено, желает всем удачи, прощается за руку и… исчезает в ночных джунглях.

 

Наше “путешествие” продолжается до утра. У каждого своя реакция, свои видения, свои открытия. К утру, устав от комаров, “измененных состояний сознания” и тошноты, несмотря ни на что все участники церемонии засыпают. Скоро утро…

 

Ощущения

 

“…Этого не может быть!” — это была мысль. Точнее, мне показалось, что я так подумал.
“Этого чего?” — спросил кто-то.
Ага! Значит я не подумал, а произнес это вслух. Несколько секунд я лихорадочно сосредотачивался на мысли, должной определить “чего же не может быть”. Но очередная, более ошеломляющая мысль повисла перед распадающимся сознанием пугающим транспарантом: “КТО Я?” Было непонятно, кто задал этот вопрос, откуда он выплыл, и, главное, кому он адресован.

 

“Видимо, вот так сходят с ума…” — подумалось мне, хотя понятие “мне” стало уже настолько неотчетливым, что сразу же было поставлено под сомнение какой-то другой, “оставшейся в живых” частью моего восприятия. Я с ужасом стал ощупывать свое тело, как последний островок реальности. Сознание пыталось хоть как-то зацепиться за что-нибудь знакомое. Не помогло. Возникло явное ощущение, что мое тело больше не имеет ко мне никакого отношения. Я несколько раз глубоко выдохнул и посмотрел на небо. Незнакомые звезды предательски подмигивали, и, по-моему, мрачно хихикали.
“Поехали…” — подумал я. Точнее, подумало то, что в это время было мной.

 

Собрать воедино то,что раньше я называл своим сознанием не удавалось. Ощущение собственного “Я”, мысли, образы, способность логически мыслить – все ускользало быстрее, чем я пытался это остановить.
“Расслабься…”- услышал я незнакомый голос. Один из фрагментов моего сознания спросил: ”Как расслабиться? Кому расслабиться? Меня же нет!” “Нет, ты есть” — ответило нечто — “Смотри…” Трудно объяснить то, что произошло дальше. На меня понесся, точнее хлынул поток. Поток ужасающей силы. Поток, состоящий из образов и проекций того, что я когда-то считал собой. Трудно было понять: все ЭТО входит в меня, или выходит? Все стало меняться с головокружительной скоростью. Далекие воспоминания, забытые переживания, когда-то казавшиеся значимыми ситуации, картинки из детства и забытого прошлого – все смешалось в одном стремительном потоке “чьего-то” восприятия. Мое “Я” растворялось в этом потоке и исчезало, как мне казалось, навсегда.

 

“Все это – ты”, — шептал таинственный голос.
Мое привычное “Я” распалось на миллионы других, малознакомых “Я”. При этом абсолютно отчетливо исчезло ощущение пространства и времени. С трудом удавалось вспомнить кто я, и где я нахожусь. А главное – когда!
Звуки ночных джунглей, так восхищавшие меня несколько часов назад превратились в сплошной гул самолетных турбин. Причем, гул то нарастал, то исчезал вовсе.

 

Через какое-то время мне показалось, что я “вынырнул” из потока видений. Я даже вспомнил, и, кажется, осознал, где я нахожусь. Я знал, что где-то рядом сидит шаман, что сейчас ночь, мы в амазонских джунглях на церемонии Аяхуаска…
Джунгли вновь обрели свое естественное звучание. Я чувствовал запах мапачо – амазонского табака, который курят шаманы во время церемоний.

 

И я снова услышал…
Тихо, неторопливо и как-то уж очень просто шаман запел. Это была очередная “Икарос” — магическая песня аяхуаскеро. Мне снова показалось, что звук его голоса “пробирается” в мое сознание, заполняет окружающее пространство, обволакивает мир какими-то светящимися нитями, вытесняет из окружающего все звуки и, наконец, снова обрывает какую-то связь…
Мощный поток снова подхватил мое восприятие и рассыпал “Я” на множество кусочков.

 

Сказать, что я чувствовал себя плохо – не сказать ничего. В какой-то момент я почувствовал подступающую тошноту. Это чувство не оставляло никаких сомнений в дальнейшем развитии событий. С трудом я дополз до края дощатого настила, являвшимся полом нашей церемониальной хижины и перегнулся через край. Меня вырвало. Нет! Меня рвало. Долго. Наверное это продолжалось больше часа. У моих спутников это началось раньше и продолжалось дольше. Ночные джунгли наполнились душераздирающими звуками. В промежутках между приступами тошноты я слышал тихий, и как казалось, спокойный голос нашего проводника: “Хорошо, ребята… Это очищение…” Ничего, даже отдаленно похожего на “хорошо” я не испытывал, поэтому мне подумалось, что проводник просто издевается. Я хотел спросить, долго ли продлится это невероятное “очищение”. Не из любопытства – вопрос, казалось, стоит о жизни и смерти. Но при первой же попытке произнести вопрос вслух, меня вновь выворачивало наизнанку…

 

По пальмовым листьям, из которых была сделана крыша нашей хижины, застучал дождь. О том, что это является дождем, я догадался позже. Поначалу же этот звук извлекали из своих барабанов причудливые гномоподобные существа, окружившие нашу хижину. Существ и их барабаны я видел достаточно отчетливо и абсолютно не сомневался в их существовании. Мне показалось, что существа понимающе улыбаются. Внезапно я осознал, что вижу в полной темноте. Точнее, я стал различать все мелкие детали окружавшего нас ландшафта, будучи в полной уверенности, что начинает светать. Но взглянув на черное как смоль небо, сделал вывод, что до рассвета еще далеко. Значит, я видел в темноте. Недолго я наслаждался приобретенной способностью – знакомые позывы вновь заставили ползти к краю хижины…
Так продолжалось до утра.

 

Утро

 

Утро в амазонских джунглях – это рождение целого мира. Насыщенный аромат удивительных цветов и растений, жужжание и стрекотание мириадов диковинных насекомых, щебетание тысяч птиц, изумрудная свежесть буйной растительности… На этом фоне, огромные, величиной с ладонь ярко-синие бабочки Blue Morpho, летающие в ярко-зеленой листве делают картину поистине полумистической.

 

Тропический лес, казавшийся ночью таким устрашающим, становится близким и родным. Кошмар, длившийся почти всю ночь тает, как незначительное воспоминание. Разумеется, я ощущал легкую усталость, но при этом доминировало чувство какого-то восторга и тотального освобождения. Как будто я сбросил огромный груз, избавился от чего-то необъяснимо плохого и тяжелого. Казалось, что какой-то тяжелый невидимый панцирь, сковывающий меня последние годы, вдруг раскололся и рассыпался в прах. Ощущение необыкновенной внутренней легкости, чистоты и радости наполняло всех участников церемонии.

 

Через несколько часов, шаман, проводивший церемонию “расшифрует” для нас все видения и ощущения, сопровождавшие нас ночью. Чай из листьев коки полностью восстановит наши силы и вольет в тела бодрость и энергию…
Пройти через муки и кошмар, для того, чтобы ощутить в себе Жизнь – в этом главная суть церемонии Аяхуаска.

 

Аяхуаска

 

Аяхуаска (в Амазонии произносится, как Аяуаска) – это традиционное снадобье амазонских шаманов, использующееся на протяжении нескольких тысячелетий. Отвар готовят из растущей в джунглях лианы Banisteriopsis Caapi и листьев различных других растений, содержащих ДМТ (диметилтриптамин) – сильное психоактивное вещество.

Церемонии Аяхуаска проводятся с различными целями: лечение различных заболеваний, очищение, поиск видения, овладение паранормальными способностями, предсказание будущего и т. д. В зависимости от поставленных задач составляется рецепт отвара, куда могут входить десятки различных растений. Чтобы приготовить отвар Аяхуаски, нам потребовалось трое суток.

 

У каждого шамана есть Своя Аяхуаска. Места в джунглях, где растет лиана, держатся в секрете. Шаманы относятся к Аяхуаска, как к божеству: это растение считается живым и одухотворенным. Для церемонии, в зависимости от поставленных целей, выбирается определенный вид лианы. Аяхуаска бывает “небесной”, “черной”, “учителем” и т. д.

 

Лиана (толщиной примерно в руку) нарезается на отрезки длиной от 30-ти до 50-ти сантиметров. В специально отведенном месте с помощью (похожей на бейсбольную) биты каждый из будущих участников церемонии “расщепляет” по несколько отрезков лианы. Ударами биты Аяхуаска расщепляется до состояния волокнистой массы. Эта процедура может оставить кровавые мозоли на ваших руках.

Затем, расщепленные отрезки лианы аккуратно укладываются на дно большого котла. На первый слой лианы насыпаются листья необходимых растений (в нашем случае это были листья Чакруны). Затем укладывается следующий слой лианы, который также пересыпается необходимыми листьями. Все это делается до тех пор, пока отрезки расщепленной лианы не заполнят весь котел. Котел заливается водой из ручья и это творение варится особым способом в течение трех суток.
Церемония начинается поздно вечером…

 

 

Игры со смертью

На следующий день мы чуть было не погибли в бурных водах реки Пастаза… Все от излишней самоуверенности и легкомыслия. Четверо из нашей группы (Дима. М, Аня, Денис и я) отправились покорять реку Пастаза, затребовав у агентства рафтинг самой сложной категории. Категория 4+ с порогами 5-ой категории. Ну и, естественно, были наказаны тремя сложными переворотами рафта… Все спаслись, но вероятность навсегда остаться в бушующих водах была высокой. Мы с Аней выжили, практически, благодаря чуду…
Позже расскажу подробности

Богоискательство моё

Помню, как в свои 20 лет, уже отслужив на тот момент в Советской Армии, я искренне пытался «уверовать в Бога». Помню, тогда я часто попадал в компании странных людей, которые с огоньком легкого безумия в глазах предлагали читать Библию, читать «сердцем», почувствовать Бога вокруг себя и в себе, почувствовать его любовь и так далее. Мне предлагали покаяться и смирить гордыню. Никак не мог понять, что я такого страшного натворил?

 

Пытался найти таинственный смысл в текстах Ветхого и Нового заветов. Ходил в храмы. Православные и католические. Подолгу стоял там. Пытался ощутить в себе греховность, раствориться в насыщенной запахом ладана атмосфере; вглядывался в иконы и концентрировал взгляд на пламени свечей, поблескивавших в мистической полутьме храмов.

 

Верующие люди объясняли мне какие-то непостижимые вещи, которые я никак не мог понять умом. На мои искренние вопросы они отвечали уклончиво и нелогично. Главное, я никак не мог понять, зачем Богу, который создал всё и меня в том числе, необходимы все эти странности, сложности и глупости? Это всё равно, что я заведу себе кошку, и не буду её кормить до тех пор, пока она не начнет мне поклоняться и служить. Никак этого не понимал!

 

Никак не понимал, почему не требовалось молиться Иисусу Христу жителям цивилизаций, существовавших за 5 тысячелетий до нашей эры. Их создавал кто-то другой? И вообще, я не понимал, почему при наличии Бога, который, как утверждалось – «есть Любовь», в мире так много зла, насилия, войн, болезней и страданий?! В моем тогдашнем представлении, Бог был всемогущим волшебником. Мне казалось, что будь я волшебником, я бы не стал всё так усложнять и доводить до такого абсурдного состояния. Я осторожно спрашивал: может Он – злой волшебник?! Мои вопросы не одобряли. И когда я спрашивал, почему тогда «Всемогущий Бог» не может справиться с простыми, для него, видимо, пустяковыми задачами, мне отвечали уклончиво, нелепо и странно.

 

Никак не мог понять, как это мне надо «сердцем принять Господа». Не мог понять, почему вопросы мои «богохульные и грешные». Измучился я тогда, помню. Думал: ну как же так?! Они могут, а я нет!?

 

Потом стало доходить. Оказывается, я всего лишь должен стать таким же нелогичным, непоследовательным и глупым, как они, мои собеседники. Иными словами, мне предлагалось слегка сойти с ума.

Увы, не получилось. Аналитический тип мышления никак меня не отпускал. Впоследствии я стал понимать, почему так сложно некоторым людям войти в гипнотический транс. И также понял, на чем основаны все религиозные технологии.

 

Звёздные Старцы

Как я и обещал, вот продолжение истории.

Еду сегодня на байке из Дананга в Хойан. После описанного посещения всех этих невероятных мест Силы и окрестностей. Путь привычный. 25 километров. Я регулярно в Дананг езжу за продуктами.


Прохладно. На скорости еще прохладней. Все вьетнамцы ездят в куртках. Я тоже. В ушах свист ветра. Останавливаюсь на выезде из Дананга (недалеко от Мраморных Гор) на обочине, чтобы под мотошлем напялить капюшон. На трассе, на скорости капюшон спасает. Меньше шума в ушах. Комфортней, в общем, с капюшоном.

 

Останавливаюсь. Снимаю шлем. Рассеянный взгляд выделяет что-то бело-розовое в земле. Необычное. Как будто бы мусор. Но необычный.

Приглядываюсь. Это — наполовину засыпанный землёй Лу-син!

— Однако! Просто так валяется себе на обочине?! Это же мрамор! – о капюшоне я на время забываю.

 

Далее, любители-грибники, специализирующиеся на лисичках знают: надо рассеяно бросить взгляд на близлежащие окрестности. Ну, хотя бы на 2-3 квадратных метра. А я лисички-то собирал!

 

— О! Еще один! Надо же! И ещё?!

 

Конечно, логическое объяснение есть. Мраморные Горы окружены мастерскими, которые специализируются именно на мраморных статуэтках. И знаменитый «женьшеневый» или «грибной посох» у Шу Сина, одного из Звёздных Старцев в найденной фигурке отсутствует.

Кстати, Шу Син в Китае и Вьетнаме нередко воспринимается, как Мудрый Младенец Лао Цзы. Почему кстати? Потому что я буквально три дня назад стал перечитывать Дао де Цзин. Скорее всего, «партию старцев» забраковали и выбросили. На них поселились улитки, жучки и духи забвения.

 

Но! Но вот и случай!

 

 

«Высшая добродетель подобна воде.
Вода дарит благо всей тьме существ, но не ради заслуг.
Жить в покое, вдали отдел — вот то, чего избегают люди,
но только так и можно приблизиться к истинному Дао.

 

 

В покое научаешься руководствоваться в жизни главным,
и дела заканчиваются успешно,
а изменения происходят всегда вовремя.
Лишь тот, кто не стремится оказаться впереди всех,
может освободиться от ошибок».

 

Лао Цзы, «Дао Дэ Цзин»

 

 

Голос Америки

Вспоминаю, как моя бабушка и дедушка слушали «Голос Америки». Окна закрывались, к радиоприёмнику приделывался медный, напоминающий длиннющую пружину провод, другой конец которого забрасывался на металлический карниз для штор; бабушка то и дело подходила к входной двери, прислушивалась и, тяжело вздыхая, стараясь не шуметь, заходила в комнату.

 

Приёмник трещал, шумел и шипел. Сквозь шум слышались голоса. Вражеские. Об этом я знал из школы. Бабушка с дедушкой сидели у радиоприёмника, слушали и вздыхали. Иногда дедушка бил себя по коленям, резко вставал, закуривал и начинал нервно ходить по комнате.
«Вражеские» станции слушать не позволялось. Их глушили и не поощряли. В школе я никогда не рассказывал об этих запрещенных интеллектуальных оргиях. Иначе бы меня исключили из пионеров.

 

В середине восьмидесятых всё то, что слушали бабушка с дедушкой – опубликовали. Журналы «Огонёк», «Новый Мир» и многие другие печатали всё то, что так опасно было слушать и читать буквально 5 лет назад. Позже я узнал, что дедушка с бабушкой слушали произведения Солженицына.
Дедушка не дожил до того времени, когда книги А. Солженицына можно было купить в обычном книжном магазине. Бабушка дожила. И не только у неё, у всех была эйфория. Гласность, перестройка… Можно было не забрасывать медный, скрученный в пружину провод высоко-высоко. Люди радовались. Страна на подъеме. Можно, наконец, не просто слушать правду. Можно её читать и даже говорить. Говорить о правде. И саму правду.
В поведении людей стала появляться уверенность, так не свойственная ранее. Эмоции переполняли всех. Все ждали очередного выпуска «Огонька», как верующие ждут второго пришествия. Это действительно было похоже на эйфорию.

 

Может это и была эйфория?

 

Семинар в Реке

Волшебное место! Энергетика, атмосфера, состояние…

 

Мой «кабинет» – это река. Прозрачный, тёплый,  журчащий поток. Большую часть времени мы проводим сидя в реке. Это – зона комфорта. С утра температура воздуха 32 градуса. К полудню – 35. В нашем «кабинете» прохладно и удобно. И очень красиво.

 

Нетронутое цивилизацией дикое место. Доброжелательные улыбающиеся люди. Всё течёт медленно, неторопливо. Здесь другое восприятие времени. Ощущение присутствия в сновидении. Энергетика места «всасывает» вас с головой.  Мир, из которого я уехал, прекращает свое существование.

 

Тотальное погружение в природу. Тотальный прыжок к собственному «Я». Тотальная перезагрузка сознания.

 

Ощущения невозможно передать ни словами, ни фотографиями. Мы окунулись в параллельную реальность. Мы всплывали и погружались. Приходило Понимание.

 

Странный «цивилизованный мир» кажется грустным и убогим. Наша в него вовлеченность кажется чьей-то злой шуткой и провокацией. Перед вами всплывает главное: Смысл и презрение к тотальному обману. Здесь со всей своей очевидностью приходит мысль: «Я родился не для того, чтобы участвовать в этих безобразных манипуляциях. Я родился не для того, чтобы проживать жизнь в борьбе за чьи-то интересы. Меня попросту обманывали. И продолжают обманывать».

 

Да. Здесь рождаются такие крамольные мысли.  Ценности, пропагандируемые «цивилизованным миром» разрушаются. Остается вечное. И смерть уже не страшна. Потому что получается, что её попросту нет. Это Понимание медленно вползает в подсознание. И просыпаться уже не хочется. Вы проснулись…

 

 

Электричество

Вчера ночью отключили электричество во вьетнамском городе Хой Ан. А я в нём живу.

 

Утром непривычно молчал холодильник. Неслышно завываний электропилы деревенского плотника. Рупоры молчат. Красные лампочки зарядных устройств — спят. Роутеры умерли.

 

Сначала я думал, что это проблемы «по району». Оказалось хуже. Весь город Хой Ан отрублен от электричества. В ресторанчиках на пляже отказывают в соках (миксеры не работают) и прохладительные напитки к полудню теплеют до неприличия. В центре не звучит музыка, в помещениях не горит свет и повсюду в центре звук работающих бензиновых генераторов.

 

Паники нет нигде. Еду готовят. В основном на газе и дровах. Везёт тем заведениям, которые запаслись кусковым льдом. Это такие огромные прозрачные кирпичи замёрзшей воды. У тех напитки прохладные…

 

В последние дни температура воздуха здесь 37 – 38 градусов. Жарковато. Вентиляторы, кондиционеры – всё умерло.

 

Никакой паники. Городок живёт обычной жизнью. Местные спят в гамаках. Улыбаются. Не нервничают.

 

Полчаса назад сумерки стали набрасывать на городок своё тёмное одеяло. Я приготовил свечи и фонарики. Никакой паники. Никакого волнения. Огорчало только пиво, нагревшееся за день в холодильнике.

10 минут назад вдруг всё включилось. И теперь у меня есть возможность писать эти строчки. И записать эти наблюдения.

 

И ведь что главное?! Главное, я был готов к тому, что электричество могут не включить и через неделю. И я был абсолютно к этому готов! И меня ничего «не парило». Вот, что главное! Подумаешь, электричество. Без него здесь никак не пропадёшь…

 

Вот такая история о том, как то, чего я от себя не ожидал – случилось.

 

 

«Все, чем я занимаюсь, можно отнести к понятию «Альтернативная Психотерапия». Я бываю нужен тем, кто безуспешно пробовал традиционные пути выхода из сложных интрапсихических затруднений: психотерапию, психоанализ, кодирования разного толка, алкоголь, наркотики и прочие традиционности.

 

Ко мне обращаются люди с депрессиями, фобиями, утратой смысла жизни, апатией, различного рода комплексами, семейными проблемами. Список затруднений с которыми мне приходится сталкиваться можно продолжать и продолжать… Но, разумеется, не до бесконечности. За многое я не берусь… При этом, главное! Я не лечу! Я абсолютно уверен, и видел собственными глазами неоднократно, что любой человек, сумевший включить в своем мозге дополнительные нейронные ресурсы, может не только вылечиться от очень серьезных заболеваний, но и вылечить других. Основной вопрос: как эти нейронные ресурсы подключить. Вот здесь я готов помочь».

Дмитрий Домбровский

Отправьте свое сообщение прямо сейчас. Если я сейчас не в джунглях, не на вершине горы, не на съемках, не веду семинар, не медитирую — сегодня же я ваше сообщение прочитаю. И если мне позволит время, я обязательно отвечу.

 

Дмитрий Домбровский